12-VIII.19 [Одиночество]

13.08.2019   |   by Андрей

Я поднимаюсь на пригорок, на скамейке тело на теле – бледное лицо человека, он сидит и пьет что-то. Это не важно что. Его взгляд – очередные пластины пластика смотрящие в никуда, пытаясь подавить в себе воспоминание о том, что ты одинок, проглотить осознание временной нужности кому-то. Это лицо как начало, как рождение вопроса об одиночестве от которого я огораживаюсь всем чем угодно, но которое разбивает стекло иллюзий счастливой жизни, или подло стекает в стакан лимонада как лед подтаявший на солнце.
Я проплываю мимо лица безмятежность его выражения вдруг во мне взрывает ил моего страха – одиночество. Я жутко устал прятаться от осознания мира, где человек остается всегда один на один с собой, с миром, с окружением, с рождением и смертью. И если со смертью я как-то разобрался, то с одиночеством у меня постоянная война.
Его никак не спрятать, оно во всем, в тоскливом настроении и тучах отраженных от стекол термитников в которых мы похоронены на одну ночь, или два выходных дня; в диком смехе пьяных женщин сидящих в кабаке и безумно, яростно смеющихся в ответ на глупую, ничтожную шутку; в желании больших денег, уюта, в любимом животном и его холении. В солнечных днях, на природе, в этой отпущенной от себя суете я вдруг обнаруживаю одиночество космического масштаба; в облаке мошкары размышление о себе как о щепке крутящейся в водовороте жизни, где дно – это страх быть одиноким.
Я вижу одиночество в рождении ребенка, в гуляющей собаке на поводке, в сумасшедших поездках куда-то далеко или близко, в соленой воде неродного моря, в старости и в аптеке с бедными стариками, в метро где напротив сидит бабуля с видом прошедшей жизни, в песке который забивается в кеды при ходьбе, в лишнем стакане алкоголя, что уносит в дикие раздумья о ненужности жить, ибо все тщетно, и убежать нет двери и выхода и поэтому каждый грамм этого вещества (алкоголя) вымывает из моей памяти все события, что происходят в этот момент.
Каждый закат солнца как акт сожаления, осознание суеты под окном, желание быть красивым – это закон об одиночестве, романтический ужин – все тот же страх и свечи на столе – мещанская пошлость и кич, но принимаемый мной, ведь в любом случае, я могу позволить себе только то, что могу позволить.
Я вглядываюсь в ЛЭП и там где взгляд мой теряет остроту я вижу дома в которых нельзя жить, они кровоточат одиночеством сквозь стены из нутра по-пьяне, холодным утром на 40 квадратных метрах для одного, в приступе яростной любви к кошке, в генеральной уборке, в поисках работы, в щемящей грудь тоски от вида провинциальной станции и пролетающей электрички.
Это страшно жить с кем-то и терять его, это непереносимо быть одинокими вдвоем, и совсем суицидально быть одиноким самому по себе.
Взгляд этого старика на мою усталость – очередное напоминание о напряжении внутри меня. Мне не избавиться от одиночества, эта та пружина которая жмет на страх и мешает жить. Я прекратил радоваться, впадаю в тихую ангедонию, беру песок в руки вижу как он струится наводняя мою голову пустотой или мыслями которые замерзают, ибо все это уже передуманно, пережито, и выплюнуто. Я вижу одиночество каждый раз когда наблюдаю за природой и проносящимся пейзажем в поездке на автобусе, я ловлю себя на мысли, что момент моментальной смерти, этой точки боли – это подарок, избавление от тяготы тянуть в сознании лямку мысли тотального одиночества.
Бледная кожа лица этого старика и глаза бабули, что ехала со мной в метро в военных сапогах, все это очень родное, связывается в узел и стягивает кишки. Одиночество это результат плохих инвестиций в свою человечность, может быть так? Слишком сложный и эгоцентричный, что бы быть приложением к легким будням знакомых, псевдо-друзей, приятелей. Ведь и окружение, возможно, чувствует мою внутреннюю правоту об ощущении космического одиночества для каждого столько, сколько ему не вынести.
Никто в большом городе, при всех возможностях, не стремится ко встречи. Я утрирую и опять впадаю в отчаяние, я ложусь и открываю разные книги, некоторые строки мертвы, многие авторы мертвы, я читаю их дневники и это странное чувство грусти радости одновременно наполняют меня. Я вижу как окруженные любимыми гении и таланты не могли избежать петли одиночества, я читаю строки будней их радостей и мне солнечно от осознания, что финал я знаю наперед. Одиночество.

Я загадываю картинки снов, я ложусь и не стараюсь думать о конкретном, под утро сны взрываются безнадежным предательством, это не то, что вчера я загадывал мне подарить, это страхи, это бег по городу, где он совсем не знакомый и только ты назначаешь места его такими в которых тебе удобно ориентироваться.


 

%d такие блоггеры, как: