6-II.19

06.02.2019   |   by Андрей

Будильник выставлен на 8 утра. Это так на всякий случай, но я всегда утром его выключаю, после того, как он меня разбудит. Поскольку спешить некуда, то валяюсь до 11 дня. Или так: встану, перекушу, лягу и сплю. Сегодня встал с опухшей, от сна, головой. Долго ничего не делал, потом перемыл посуду. Немного читал. А вообще, ленился.
Написал два письма: Паулю и Гайде. Пауль живет по новому адресу куда не доходят (по каким-то причинам) мои письма. Отправленное месяц назад письмо до сих пор не получено адресатом. Для Гайде написал, – это даже не письмо, а скорее послание в две строки и их фото разных лет. У Пауля то же самое, хотя там немного корявым почерком про былое которое будит его фотография. Хотел тут же нести письма на почту, но подгадал так, что бы после почты (это я чуток позже поехал) сразу выдвинулся на Моховую. На Моховой у меня к 18:00 встреча и тесты на глаза.

Смотрел, в интернете, багет для картины которую подарила мне Гайде год назад. Присматривался к цветам дерева. Нашел любопытный сайт, где очень наглядно можно понять из чего состоит картина, какие размеры надо иметь в ввиду и прочее и прочее. Увлекательно. Багет выходят в районе 2000 рублей. Обдумываю. Картину пока девать некуда, ранее она висела на двери на бумажном скотче, потом скотч отклеился и теперь желание вновь ее туда таким способом водружать – нет. Пока лежит на сушилке белья.

В метро, в дороге, читал Делеза. Зашел в пироговую на Садовой. Заказал себе латте, пирог с кетой, пирог с лимоном и апельсином, пирог с капустной. Все подъел. Неспешно выдвинулся в сторону Моховой. По дороге повстречал фрика-девушку. В бордовом пальто нараспашку, дреды, ее, пастельных цветов, пушистый шарф мне издалека напомнил полотенце. Очень от ее вида мне стало приятно. Не человек, а карнавал в этом сером месиве снега, песка и соли под ногами. Проходя мимо книжного Порядок слов, все таки не смог пройти. Ах, как же там много всего того, что хотелось бы купить. Блуждал более получаса. Уборщица громко и властно высказывала за натоптанный пол двум юнцам, отчего и я стал как то смущаться своих мокрых сапог. Книги околдовали. Уже и ту книгу хочу купить и эту, и Митин журнал читал и соблазнялся, и книги по сексологии, и по психологии, и по культурологии. Как же все интересно пишут. Взгляд упал на книгу о величайшем фотографе 19 века – Надаре (о нем я прочитал когда читал Камера Люсида Ролана Барта). Стал читать, прочитал главу, решил, что если не успею сбежать, то обязательно куплю все книги. Бежать было рано. Из двух зол выбрал меньшее – купил книгу про Надара. Если судить по одной главе – то это его что-то вроде дневника, но в виде статей посвященных какой-либо стороне жизни. Чудная бумага, мягкий переплет. Атмосферная типография, одним словом.

Моховая 38. Диагностический центр. Проверка зрения.
В регистратуре дали карточку, все как в лучшие советские годы. Сказали занимать “живьем” очередь в кабинет врача. Как не старался, но пришел я очень рано, где-то в 17:00. У кабинета – врач отобрала карточку, сказал ждать. Потом с моей карточкой и мной пошли коридорами в другой кабинет, там заклеив один глаз сказали смотреть в центр сферы на маленькую красную лампочку, в руки дали пуль с кнопкой. Эта сфера как большой глаз, кладешь подбородок на планку и следишь за зелеными точками которые зажигаются вокруг этой красной точки на разном удалении от нее (хаотично). Зеленые очки разными интервалами, разной мощностью цвета и в разных “углах” этой сферы (шара) мигают. Моя задача напряженно следить за красной точкой и периферийным зрением фиксировать где и когда зажигается зеленый, как только я осознано вижу зелень, не переводя фокус с красной точки, я нажимаю кнопку. Каждый глаз мучительно долго проверяется.
Далее меня ведут на аппарат в котором автоматически выхватывается резкость моего зрения, не знаю, что да как – после него идет распечатка о моих диоптриях. В следующем кабинете меня гоняют по таблице с написанными буквами и ставя попеременно в глазницу оправы линзы – добиваются четкости прочтения букв. После процедуры с буквами – врач кладет меня на кушетку и капает в глаза колючую жидкость, веко немного немеет )или мне так кажется). Мою руку поднимают, отгибают мне указательный палец и просят следить за пальцем (рука над моей головой в аккурат над переносицей). К зрачку подносят маленькую наковальню и ставят на зрачок. Убирают и ставят еще раз, но уже меньшую, по диаметру, наковальню. Когда убирают – цвет мира меняется на оранжевый, потом становится моментально желтый, и потом теряет желтизну мир. Манипуляция со вторым глазом та же. В итоге капают еще раз жгущую глаза жидкость, просят выйти в коридор и закрыть глаза на пол часа.
С закрытыми глазами я сидел больше часа, после того, как мне надоело, битый час, ждать очереди, – я открыл глаза и пол часа ждал когда же меня примет доктор…
Я был последним клиентом в этот день. Посадили у аппарата, где под направленным лучом и увеличенным стеклом через аппарат смотрели глубину и целостность сетчатки. Острота луча и сила света настолько яркая, что было больно смотреть, глаз закрывался от боли и слезы дико текли. Очень качественно рассмотрели левый и менее качественно – правый. Вердикт: сетчатка левого глаза повреждена, насколько глубоко и что ее стягивает – будем выяснять завтра на компьютерном обследовании, где будет показан каждый слой.

Возвращался на метро, читать не мог, все расплывчато, словно под водой. Обещали такое состояние еще часа четыре. Идя по городу был дезориентирован, если бы не знал местность – было бы сложно найти дорогу. Особую опасность представлял переход через проезжую часть. Понимание расстояния неподвластно было уму.

В дороге получил смс. Лабиринт доставил мне книгу. Очередной раз купился на рекламу. Посмотрим. Книгу получил. Заходил в Спар, купил бездрожжевой хлеб, нарезку трех видов окорока, черный шоколад, шоколад с миндалем.

Очень любопытно было провести час с закрытыми глазами и попытаться представить людей который так живут. Мир становится плоским. Бытовые разговоры утомительны своей пошлостью.

Созванивался с Валентиной. Рассказывал, не подробно, как посетил врача. Завтра на ужине подробно ей поведаю мой вердикт.
Очень плотно переписывались с Елизаветой. Показывала маленький бриллиант на своем пальце, делилась планами. Подробностей не пишу. Елизавета работает над будущим.


 

Leave Your Comment

%d такие блоггеры, как: