8-X.18


Проснулся и задумался о зиме. На улице уже деперсняк, а впереди переезд нашей работы на 50 км на юг, то есть, вставать надо будет на полтора часа раньше. И вдруг я подумал, что однажды сорвусь, встану, прозрею, позвоню, или напишу смс о том, что я на больничном и увольняюсь, но нет сил ездить так рано и так далеко. Что я потом буду делать? Лежал и думал, останусь без работы – это значит лишить себя уверенности в покупках моих любимых книг. Пока к черту такие мысли. Как сорвусь – буду думать. Хотя поиски работы идут уже год – ничего интересного.

После работы подсел к Дани в машину, провез меня немного, дальше пешком. Очень хорошая прогулка. Решил сегодня мыть полы. Не получилось, устал, ибо надо было зайти в магазин за продуктами на салат. Надумал по дороге чем буду ужинать. Решил сделать салат из помидоров и огурцов плюс листья салата, луковица, все залить горчичным маслом. По дороге получил уведомление, что мне доставлены, Лабиринтом, книги. Это Записная книжка поэта Блока, дневник, и Дневник Ван Гога. В придачу дали блокнот. В магазине прикупил полуфабрикат типа грибы с картошкой – фондю, что ли. Купил грейпфрут, сладкие диетические хлебцы, помидоры, огурцы, салат, опять же… Купил два литра молока, соблазнялся купить дорогой фруктовый чай, передумал. Купил две пачки творога, пачка на 350 грамм.

Всю прошлую неделю меня преследовали отвратительные запахи, мне казалось, что откуда-то прет вонь. На этой недели меня запахи атакуют. Немытые люди вокруг дают повод сомневаться и принюхиваться к самому себе, хотя я только что из ванны. Вчера в метро ехал на встречу в город, зашла пара, она тонка и нежная, он с черным волнистым каре с рюкзаками, словно в поход. Он был одет в темное пальто. Я сидел склонив голову, читал. Потом пошел запах – не мог понять, начал параноидально обнюхивать себя, потом понял, что прет от девицы, или парня… Присмотрелся к парню, а это девка, вот те на… И запах шел вот именно не подмытой девкой. Почему-то подумал что это пара. Из серии розового вина. Сегодня, в поездке на работу, в автобусе кто-то нещадно фонил. Нет, я еще могу предположить, что девки из метро ехали домой после загородного променада и отдыха, и там возможно не было возможности мытья, но утром в понедельник вонять – это деградация. На работе вонь из туалета – весь день. Словно после себя никто не смывает никогда. Отвратительно…

Вале сегодня звонил утром рано. Она еще в постели была, сонная. Поговорили немного, рассказывает, что среди ночи на нее нападает голод, встает и идет кушать. Я предполагаю, что она голодает от своей диеты, сейчас кушает только все перетертое, которое очень быстро усваивается. Отсюда она питается часто. Вес увеличивается – рада этому несказанно. Решили отслеживать заряд нового аккумулятора, она его купила вчера, ждем пока полностью разрядится, потом зарядим и проверим насколько хватает заряда. Павлик ей не звонит – ее это обижает и расстраивает, но виду она не подает. Хотя, когда спрашиваю про его внимание, она отшучивается, с, немного, горечью в смехе …

Общаюсь плотно через ватсап.
Евгений Ку-н читает мой дневник и выдает потрясающие новости о том, что люди которые меня окружали в детстве на Джумгальском – ему очень даже знакомы. Передаю им всем привет через Евгения. Женя мне напомнил о сестрах Кулисиди, которые жили почти на краю переулка с матерью и однорукой бабулей. Ирина и Алена. Алена была моей подругой по детскому возрасту, Ирина, старшая, была поколением которое нас учило, но не долго. Мальчики быстро перестают играть с девочками… И, да, Евгению спасибо за ниточку соединяющую меня с тем, потерянным для меня миром и ушедшим временем. Как не странно, но Ксюша (жена Бороды) делала (на днях) фотографии моего дома на Джумгальском и высылала их мне, вот прямо вот вчера. Сегодня с Ксю переписывались по этому поводу. Алексей Борода даже общался с новыми владельцами некогда нашего родового гнезда. Удивительно.
Вспоминали былое с участниками группы Infernus наши знакомства и попутно всевозможные случаи жизни. Словом, осень – ностальгия у всех.

Вчера, гуляя по холодному Питеру, было очень хорошо, хоть и дрожал от холода. Мокрый Невский, фонари, поток людей, а ты – всего лишь тень, всего лишь кадр их жизни. Никто не оставит в себе следа твое бытия в пространстве. Возможно только видеокамеры, да и то, на некоторое время. Скользишь у всех на виду незамеченным. Смотришь на яркие витрины с чуждыми, для тебя, вещами и так же пропускаешь их мимо себя. Вкус Питера в осени. В потоках воды этого низкого неба, этих мостовых, и, вдруг(!), белого Казанского храма. Его пропесочили, отшлифовали, сняли с него темень Петербурга, и стоит он такой непривычно светлый. Я остановился на мгновение и с удивлением поймал себя на мысли, а ведь как бельмо на глазу, уж лучше пусть будет под стать серости и грязи, вписанный в ландшафт этого нездорового города.

Читаю Белокурых бестий Климовой. Видимо я не смогу никогда принять ее литературу, да, я отношусь к ней с предубеждением, что она дрянной писатель. Ее мизантропия и высокомерие сокрушают весь сюжет до состояния простых строк бездушных и мимолетных как листья осенних деревьев, которые через время станут перегноем. Из каждого абзаца, из каждого героя у нее лезет ее Эго. Утомительно. Прочитал 200 страниц, уже сомнения- продолжать ли? Обычно я дочитываю книги…


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Архивы

© 2017-2018 [ MINDSNARE ]
%d такие блоггеры, как: