7-VII.18 [Прочитанное: “Дурные дети Перестройки” Кир Шаманов, “Бутик Vanity” Александр Ильянен, “Дом Аниты” Борис Лурье]


В описании прошедших дней, страшной эпохи, – после распада Советского Союза, очень сложно найти ту грань которая была бы как раз именно ТОЙ. Той – в которой рассказы о своей жизни, жизни наркомана, – грязной, страшной, голодной, и чувством юмора, были бы сведены к абсолютному равновесию текста. Эта грань тонкая и скользкая. У Кира Шаманова в Дурных детях Перестройки (второе название книги – Кайфономикон), эта грань не получилась, не выстроилось смешно, не вышло интеллектуально, текст и язык все время вязнет в штампах и оскоминных выражениях. В итоге я ставлю очень низкую оценку книге на лайвлибе. Однако, по прошествии некоторого времени после чтения, книга сама по себе всплывает своими рассказами и историями. И дело тут вот в чем. С моей стороны, я влюбленный в Питер, со стороны моей привязанности к Питеру, я ищу потерянный город (а действие описанных историй происходят в Питере), тот, который я хотел когда то обрести в те далекие 90-е. Я помню, как я собирался ехать автостопом летом 1993 или 1994 года в город на Неве. Тогда не удалось. Возможно это и к лучшему, ибо читая обстановку города в те года я понимаю, я бы сторчался как последний наркоман, а возможно город бы сделал меня знаменитым… Этот текст, эти истории, этакая ностальгия которой не было, которая могла бы быть, и то, что она не существует, по прошествии лет, все уравнивается в своей мифичности и иллюзорности прошлого. Наверное важным в книге, для меня, останется описание распутного и бандитского Питера и того духа, который я потерял не приехав жить в свои 19 лет. Книга плоха текстом, но очень хороша содержанием…хоть и не смешно.

Александр Ильянен, человек которого я бы хотел встретить на улице и которого, однажды от тоски я искал гуляя по Петроградской стороне, пишет очередной интимный текст – дневник Бутик Vanity, с порванным синтаксисом, со сбивчивостью, с заимствованиями. Это текст необязателен к чтению сразу всего, эта книга настроения и волны. Я не смогу до конца определить для себя и объяснить почему Ильянен для меня интересен. Это имманентное чувство принятия автора и его жизни. В Ильянине есть “тихая харизма”, от которой мне не оторваться…

Дом Аниты от Бориса Лурье это, если сразу раскрывать карты, прежде всего воплощенное памятью и сублимированное в тексте детство и трагедии семьи, взросления, любви, секса. Текст возможно принять за порно роман. Но в итоге это психотерапия для самого автора. Мы по разному можем относиться к сюжету который перетекает от салонности к захвату Нью-Йорка Сталиным, по разному можно взвешивать эстетику БДСМ, но у истока всей книге будет лежать боль и унижение, страх и потеря всего после того, как Лурье, по воли судьбы, так и не оставил позади годы проведенные в концлагере. Книга – это перевоплощенный травматический опыт ребенка-юноши-мужчины. Думаю автора книга не вылечила, но дала шанс жить с этим…


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.