28-VII.18 [Хельсинки. Глава I]


Хотел соблазниться и начать повествование в романтическом духе, мол сижу я в 7 утра на легком, плавающем пирсе у Рыночной площади и смотрю вдаль, и видится мне остров Белый соединенный пирсом с островом Луото. Но потом на ум пришло две мысли: перед кем я тут буду разводить романтику, ссылок на данный ресурс практически не существует, и если я уйду в повествование в стиле романа – то позабуду важные мелочи, или детали, для которых и был создан сей дневник. Так что, рассказ будет сбивчивым, ибо всего в подробностях не рассказать….

Все билеты на транспорт, на проживание взял на себя Дмтр. Его заботой была покупка и бронь, его же была и идея посещения Финляндии. С билетом на комфортабельный автобус Эколайн мы перемудрили, и по тех. причинам приобретенные билеты так и не попали в систему проданных. В итоге в спешном порядке мы купили в Хельсинки билет на бусик Мереседес, отъезжающий от площади Восстания в 22:30. Обратный билет был на Эколайне. В Хельсинки у нас была забронирована комната – студия в хостеле Domus Academica. Это практически сердце столицы Финляндии. Питание было дикарским – что нашли то и поели, на что хватило денег, тем и питались. 

Автобус с площади Восстания выдвинулся ровно в 23:00. На русской таможне мы вынуждены были простоять час, пропуская экспресс автобусы. Русская таможня – это акт нервного напряжения и поиска медитативных практик, для того, что бы не сорваться и не стать психом. Финская таможня на хорошем русском языке: приветствует, просит приложить палец для отпечатка, с удивлением узнает, что посещаю я впервые их страну – желает доброго пути. Дороги, на всем пути, ограждены забором который вьется сотнями километров, сопровождая путников. Дороги в отличном состоянии, природа – это продолжение Карелии и ее биотипа. В путь была взята книга, но чтение ночью не представлялось возможным. Всю ночь, из-за неудобного положения ног, болела разбитая, месяц назад, коленка. В какой-то момент я все же проваливаюсь в сон, и пробуждаюсь каждый раз от дискомфорта. Подъехали к центральной станции метро Камппи. Времени до заселения – около 8 часов. Идея ехать ночью – несколько авантюрная. Утро – нигде ничего не работает. Все магазины и точки питания, за исключением Макдональда, работают с 11 утра. Вялой походкой, сонные, мы поплелись на пирс. Пирс качал нас и убаюкивал, погружая в отстраненность. На Рыночной площади барыги готовили лотки для продажи ягод и фруктов. Для нашего кошелька – дорого, как и все сувениры, которые продаются тут же для туристов. Фаст фуд только начинал оживать. Почти утонувшие в ощущении моря заставили себя встать и идти смотреть Успенский собор, кирпичное строение парящее над крышами ближайших строений. Построенный, как гласит табличка, высочайшим утверждением Александра II. Храм построенный в псевдовизантийском стиле, темно красный кирпич, основание на скале. Скальные породы и горизонтально ломаный Хельсинки чарует. Природа прорывается сквозь дома. Сочетание про-Питерской архитектурной эклектики и современной а-ля творения архитектора Корбузье (причем отчужденность от внешнего – прямыми, голыми стенами, так же увлекательна, как и синтез стекла и бетона постмодерна) взаимодействуют очень динамично и оставляют ощущение свежести и дополнения друг друга. Город как бы перетекает из одной формы архитектуры, в иную, не раздражая и не утомляя, за исключением, может быть некоторых мест. От Успенского собора мы неспешно, растягивая время прогуливались по Алексантерикату. В парке с фонтаном на скамейке напротив нас спал человек. Это было искушение, так же свалиться спать, но ощущение голода было сильнее. Через Сенатскую площадь минуя и фотографируя себя на фоне Кафедрального собора, мы нашли круглосуточный Макдак.

Одна особенность: образование топовой страны Европы – это свободное владение английским языком всех, от молодых до стариков. Это помогает финам быть в потоке всего современного и нынешнего. В отличии от Русских не владеющих грамотным русским языком. Словом… 

Девушка тараторила неразборчивым, но очень фирменным, прононсом по английски, я не успевал понимать. Все диалоги в поездке на себя взял Дмтр. Заказали картошку, напиток, бургер. Я понимал, что через два часа мы будем голодны, это особенность еды Мака. За соседним столом обнаружились русские молодые туристы, видимо так же приехавшие очень рано для заселения. Заводить диалог с ними не стали. Интересно, что в обратном пути мы ехали в одном и том же автобусе.

О погоде. В выходные дни в Хельсинки стояла солнечная погода с переменной облачностью, 30 градусов. Жара переносится несколько проще чем в том же Питере, где при такой температуре воздуха ты словно в пончик в масле.

Туалет в Маке был под кодом, на мой вопрос где туалет, девушка опять быстро начала говорить на англ. Видя мою растерянность, она побежала и принесла напечатанный на листке код входа в туалет, который находится в цокольном этаже.

Далее прогулка была по главной магистрали города – проспект Маннергейма. В Хеспериан Пуйсто, парк на берегу залива Тёолёнлахти мы наблюдаем диких гусей с молодым выводком. Гусей порядка пятидесяти. Бегающий народ, в оздоровительных целях, не обращает на гусей никакого внимания, так же как и гуси полирующий своими клювами газон до состояния голой земли. Ту же напротив, через дорогу, мы открыли для себя бюджетный сувенирный бутик. За 10 евро 3 магнитика. Футболки с фино-угорским орнаментом и оленями, разных цветов, по 5 евро. На след. день эти же футболки на Рыночной площади будут продавать по 15 евро. Продавец – очень обаятельный старый фин, наверно таким должен быть Санта во время летних каникул. В этот, первый день, мы у него ничего не стали покупать.

Дальше мы исследовали улицы, поляны, бульвары. Город оживал. Центр в этот день был перехожен вдоль и поперек. Нет смысла даже восстанавливать как мы крутились по улицам. В Хельсинки есть замечательная улица – своего рода большой и глубокий канал, где есть скамейки и вело дорожка. По всему центру Хельсинки – велодорожки, по которым не стоит ходить пешеходам. На площади у вокзала был пивной фестиваль местного крафта. Вход до 18:00  бесплатный, но, что интересно, на входе вы должны купить стеклянный стакан, их два вида, по 5 и по 3 евро. У входа полиция досматривает вещи. Пустую тару рекомендуют выкинуть в мусорный бак, видимо выносить пиво за пределы фестиваля – нельзя. Цены на пиво у всех практически одинаковы. 100 мл 2 евро, 200 – 4 или 3 евро, и так далее. Короче доступная цена. Пить пиво мы не стали. Экономили. Экономили мы и на посещении туалета. Вход в туалет на вокзале стоит евро, пока я искал и не находил евро, сетуя, что надо разменять двушку, пожилой фин придерживал дверь туалета, после выходящего, кивком головы показывал, что можно войти и так. Экономили и на еде. Проходя мимо Стокмана и играющего классическую музыку квинтета, попали на раздачу кофейно-молочного коктейля. Взяли по банке. Бесплатно.

Делал много фото архитектуры и окружения. Нашли четыре огромных гранитных куба которые были глубоко испещрены, искусственно, диагональными глубокими гранями. Город в отсутствии людей, утром ранним, это музейный вариант, туристический, застывший для ознакомления, без уличной, живой суеты. Он и пугает своей театральностью и успокаивает своей ритмикой. Город вписан в волнистый ландшафт очень искусно. Это не плоский блин Петербурга, это горки и холмы со скальными породами, с яркими окрасками домов, это и бледные плоские стены с глухими большими стеклами. Архитектура города противоречивая, и где-то даже соперничающая сама с собой, но тем она и интересна. Зеленая голова часовни вокзала – как фисташковая халва; мостовая с рельсами трамваев окутывает и обнимает улицы города. Массивные замковые стены противопоставляются строгому и легкому классицизму. Здесь некогда скучать. Город – интрига. Город горизонтально – вертикально уравновешен. Выскочек домов – практически нет. Четкие доминанты лишь расставляют акценты. Малое количество деревьев делают город каменным ядром, словно раскрытая лапа, вцепившаяся в побережье Балтийского моря, хватко держится земли не сползая в воду.

Мы заходим в магазин. Набираю овсяного молока, печенья, берем сандвичи (не очень по качеству и как питание провал), спускаемся в улицу-канал и, сидя на скамейке, поедаем. Сидеть в канале не очень приятно. Похоже на могилу. Заезд в хостел на час ранее. Из окна у нас кладбище. Значит ночью мы не услышим диких воплей и пьяного угара, если только на кладбище не будет сатанистов. Звуки сирены в Хельсинки вызывают большую тревогу, чем где-либо я испытывал слыша их. Я не могу понять почему так, но Финляндия для меня выпадает из обоймы криминала и бытовухи. В хостеле мы на 6 этаже, лифт останавливается между этажами и у меня вопрос, как уборщики таскают тяжелые тележки с грязным бельем через пролет? Все уборщики и дворники, которых я видел, негры. Пластиковую посуду можно сдавать, цена за нее написана на самой бутылке. Если говорить о мусоре по городу – он есть и  в больших количествах, но городские службы работают слажено, своевременно и интенсивно. Молодежь, как и везде, пьяная сильно сорит. Парни и девушки, многие, блондины. Фины не очень красивая нация.

Отдельная комната в хостеле  – огромное преимущество, отдельный туалет с душем. Его, душ, мы посещаем наверное раз 5 в день. После 17:00 мы спим и через два часа, проснувшись и освежившись идем в РАКС. Это общепит по фиксированной цене в выходные дни по 12.5 евро. За двоих мы платим 25 евро и можем кушать сколько в нас поместится. К нашему вниманию газированные напитки, составные салатов, порядка 12 -18 ингредиентов, пицца трех видом, суп, хлеб в виде печеных тандырных треугольников, чай 6 видов, пакетированные, кофе нескольких вариантов, аппарат со сладким молоком. На кассе  выдается одна тарелка для еды и стакан для жидкости. На печи так же есть маленькие сосиски, круглые мясные шарики типа тефтели. Можно брать гриль ножки и крылышки куриные. Сидеть можно сколько угодно. Уборка мусора и остатков еды и грязной посуды возложена на посетителей. За ребенка доплачивается около 3 евро, все кроме мороженного и десерта – входит в стоимость. Если берете с собой на вынос – дополнительно оплачиваете еще некоторое количество денег.

Ночной город мало чем отличается от других больших городов. Так на пивном фестивале играла живая музыка, в соседнем парке мы натолкнулись на расходящихся пьяных финов, мини концерт тоже закончился и стояла тишина, валялись бутылки и горы мусора, тянулась очередь в мобильные туалетные кабинки. В этот день мы прошли порядка 30 км. У меня на подушечках пальцев образовались мозоли. Днем, в центре города, был найден бутик крафтового пива. Хотел купить бутылку с изображением киски, но она была только на витрине. На полках ценник около 5 евро, что приемлемо даже для нас. Пиво хотел купить коллеге. Себе пиво брать не стали. В стокмане заряжал телефон, семья беловолосых с интересом наблюдала за мной, поглощая веганскую еду. На улице Снельмана зашли в интересные сувенирные лавки, мне понравился заяц, большой керамический, тяжелый и, к сожалению, дорогой, 45 евро, это не то на что мы рассчитывали. На Рыночной площади было много любопытных сувениров, в том числе и голубая керамика, большие, с наполнителем, напольные свиньи служащие мягкими стульями…

День заканчивали приятным променадом после долгого созерцания моря и островов со скамейке на острове Тервасаари. Открытый остров круглой формы соединенный с берегом мостом, теплый ветер, и звуки склянок на яхтах у причала хаотично звенящие… Ходили мимо красного баркаса-ресторана, видели большую, жирную, чайку восседавшую на плафоне причального фонаря, люди на пригорке острова пили чай, лежали и общались, воздух не был отравлен выхлопными газами….

В номере пили молоко и ели овсяное печенье с кусочками шоколада. Отключились моментально. Открытое на улицу окно в номер приносило легкую, не недостаточную, свежесть…

При любой возможности использования интернета – отсылал Вале фотографии и переписывался через мессейджер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.