5-VII.18 [Прочитанное: Вальтер Беньямин “Московский дневник”, Борис Гройс “Коммунистический постскриптум”]


Содержание:

  1. Вальтер Беньямин “Московский дневник”.
  2. Борис Гройс “Коммунистический постскриптум”.

Как-то так совпало, просто срослось невероятно, но эти две книги, на первый взгляд очень разные, сошлись во мне единым целым, вернее каждая дополняла друг друга. Дополнение это сошлось в введении Гройса и финальной статьей о пребывании Вальтера в Москве.

Вальтер Беньямин “Московский дневник».

Беньямин приезжает в Москву, что бы решить несколько вопросов которые в его жизни пора закрыть. Это романтические отношения с Асей, болезненной стервой, которая постоянно динамит Беньямина, это понять себя и решить вопрос о вступлении в коммунистическую партию Германии, это попытаться адаптироваться и остаться жить в России. Советской России. На дворе 20-е годы XX века. Зима. Излом года. Все еще используется календарь и старого и нового стилей. В Москве не то, что бы разруха – в Москве власть большевиков со всеми вытекающими нищенскими результатами, итогами и бытием. Мороз забивает узорами стекла трамваев, в помещении холодно, свет отключают, нищие и беспризорные  – головная боль администрации города. Друг Райх – это серьезная помеха, у друга скачет настроение и температура тела. Театр, спектакли, кино – для Беньямина частично отвратительны, пошлы, дешевы, непонятны в языке. Тротуары ледяные, узкие, деревянные куклы, и куклы из папье-маше удивительно самобытны, Беньямин скупает их по возможности. Выезд из страны мучительно бюрократичный. Сам дневник несколько наивен, прост. Что удивляет, это очень тонкая и интересная статья написанная по возвращению в Берлин, это выжимка его жизни с отсутствием личных неудач и маленьких интимных радостей. Можно просто прочитать эту статью, что будет короче чтения дневника…

Борис Гройс «Коммунистический постскриптум».

Я становлюсь большим поклонником таланта и фанатом Бориса. Коммунистический постскриптум – это очередной маленький шедевр мысли от несравненного философа и большого манипулятора. Медиум капитализма – деньги. Медиум коммунизма – язык. Отсюда развивается мысль, что коммунистическое правительство воздействует на массы словом/языком, деньги выпадают из обращения, язык, слово, становится силой которой могут прибегать массы для высказывания недовольства руководством, но массы не могут высказываться против, ибо живут в условиях когда статус принадлежности к партии стоит большего, чем деньги. Главной мыслью книги является столкновение парадоксов. Советский человек, человек под тотальной властью коммунистической партии, может легко обосновывать позицию по отношению к чему либо на основании того, что мыслит он по-коммунистически и одновременно тонко и точно понимает антикоммунистические догмы. Гройс в своих рассуждениях затрагивает софистов как торгашей словом, слово – это реклама и товар в кап. стране. Слово в Советской России – это парадокс. Сталин большой мыслитель и отец парадоксов, посыл – речь Ленина. Философ – это правитель государства по Диалогам Платона. Платон  – большой маг парадоксов. Сознательное построение парадоксов как способ руководить массами в контексте коммунизма…

Боюсь продолжать, но читать Бориса приятно еще и по тому, как он ловко подмешивает разные ингредиенты в эссе всевозможными поэтическими вставками, вставки эти конечно от большой эрудиции автора, и иногда сами по себе, вставки, интересны как факт который был скрыт, но на который невзначай Гройс начинает опираться и выстраивать, или подкреплять этими фактами тему рассуждения. Хотя, как мне иногда казалось, сами факты очень на прямую к теме не относятся…


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.