3-VII.18


Проснулся рано, боялся проспать. Причина – поездка в консульство Финляндии для подачи документов на визу Шенген. Отправился рано. Надел теплую куртку, на улице намек на дождь. В дороге не читал, было волнение. На месте не успел сориентироваться, подсказала место консульства проходящая мимо девушка со светлыми волосами. На третьем этаже живая очередь. Не обошлось без русского быдла. Мужик с семьей, подающий документы, решил, что пришедшие до него для него ничего не значат. Достаточно грубо втиснулся между мной и впереди стоящими. Я при этом не испытал ничего кроме сожаления в его адрес. Вырезал фото, наклеил в анкету тут же за столом. Ровно в 8 утра нас пропустили в зал, мой талон сразу же сработал. Прошел все процедуры. На отпечатках пальцев долго не могли получить качественный слепок, пальцы влажные были. Оплатил порядка 5 тр. Спустился на первый этаж параллельно заполняя в телефоне расходы в приложении “Бухгалтерия”. Не заметил 4 ступенек, падение вырезалось из памяти, даже раскадровка не поможет восстановить мой полет. Почувствовал удар, ожег ладоней и лязг телефона о мраморный пол. Впереди, в открывающиеся двери, быстро входил охранник. Ощущение было, что хотел помочь встать, но увидев как я сам поднимаюсь – передумал. Глупо. Сильно повредил колено. Ушиб.

Опоздал на работу на пол часа. У нас два новых парня. Коллеги. Сергей и Павел. Павел матерится как и я в разговоре, Сергей хитро выспрашивал мое мнение и ощущения о работе. Говорил с ним нейтрально, но не скрывал своего отношения ко всему тому, что вокруг. Обедал в столовой. Взял два салата и куриный окорок. Перед работой, выходя из консульства, написал смс начальнику. Сидел в автобусе и думал в каких случаях и как используются слова В ТЕЧЕНИИ и В ТЕЧЕНИЕ.  Провел опрос на работе среди коллег. Большинство, так же как и я, не знают правила. Саня ответил подробно и верно. Работал до половины седьмого. Долго ждал автобуса, читал московский дневник Беньямина. В автобусе напротив меня сидел молодой парень в татуировкой под глазом на щеке в виде острой капли.

Приехав в гетто – зашел к Вале. Забрал все свои книги. Угощала чаем и горьким шоколадом. Суетилась найти мазь для моего ушибленного колена. Попросил не озадачиваться. Договорился с ней на 5 число. Должен приехать мастер из Икеа. Ей удобно  – будет караулить. У Вали хорошее настроение. Хотя мысль о том, что бы делать операцию и потом быть лежачей ее очень тревожит. Будем ждать результатов очередных анализов и заключений врача.

Переписывался с Галой. Сказал ей, что она пассивна. Было бы не плохо, если бы она собралась жить в Питере, мог бы с удовольствием с ней гулять. Говорит, что пишет дневник, а потом рвет и выкидывает. Еще пишет свою книгу. Попросил прислать почитать – ответила, что пишет на бумаге. О себе мнения – глупая, разубеждать не хотел, если ей так больше нравится – пусть будет глупой бабой. Она все еще в обожании творчества Маклая. На что я сказал, что не могу слушать его по той причине, что либо надо не знать Маклая и слушать песни его, либо знать Маклая, и не слушать песен. Позерство Маклая раздражает. Гала несла шелуху про душу и прочее…

Расставлял долго книги. Пытался сформировать вид. Всю мусорную типографию задвинул назад прикрыв хорошими изданиями. Шкаф становится маленьким. Дочитанные в этом году книги полностью закроют пространство библиотеки. Два выхода – или покупать новый шкаф, или продавать/выкидывать наименее ценные книги.

Сделал салат из помидоров и огурцов. Ничего не  хотел готовить. Вынес мусор, разогрел из банки плов с говядиной. Вкус – так себе. Напился с сухариками шоколадного НЕМОЛОКА. Ужин забил желудок.


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.