2-VI.18


Я не знаю зачем мы туда поперлись, но Павел, Гайде я и Дмтр. пошли в русский музей. Он, как оказалось, находится где-то у черта на куличках. Я думал он в центре города, но мы поехали за город, в какую то резиденцию с полями, лугами, белым большим дворцом и большими деревьями, там еще вдоль дороги ажурная чугунная ограда. Взяли билеты на кассе, зашли, в так называемую прихожую, которая меблирована как мужской клуб, вся в темной мебели с красным и зеленым сукном, или чем то там еще. Прихожая раздваивалась на два выхода/входа. Первый был по прямой, второй под углом 90 градусов вправо. Сквозь проем прямого выхода была раздача еды, словно там был фуршет. Через правый – экскурсии по музею, судя по всему. Каким -то образом я замешкался на входе в первый зал, возвращаюсь и вижу картину, что ребята ходили жрать на фуршет, а Гайде собирает полиэтилен, пластиковые банки и прочий не эко мусор (она сдает его этот пластик). Короче, они меня кинули и тайно пожрали, хотя договаривались, что все делаем вместе. Это была жуткая обида на них. Они сказали, что с таким со мной они смотреть не станут сокровищницу русского музея и взяв сумки – ушли по дороге к машине. Сказать, что я был зол – это ничего не сказать. Я так сильно расстроился, что от злости не пошел смотреть музей, а тут же подключил ноутбук стал искать этих троих в соц сетях. Выкинул Гайде и Павла из друзей и заблокировал навсегда. Дмтр. я не смог заблокировать, он уже давно удалился со всех соц. сетей. Вообщем злость и обида вот те два чувства которые вспыли во мне, когда я проснулся сегодня утром после такого сна. А все почему? Да потому, что не надо на ночь читать журнал опустошитель, уж очень как-то статья про  Петер Цапффе  в меня вошла грустным ядом тоски…

Проснулся утром рано. Было половина шестого. Пошел пить чай с блинчиками начиненные творогом. Ходил, маялся, спать не хотелось. Потом сморило. Часов в 12 еле как проснулся. У меня впереди выходные и еще две недели отдыха. Дел конечно надо переделать кучу, это вроде я так себе придумал.

Пошел на почту забирать свою книгу. Купил через сайт www.alib.ru книгу издательства Колона – Страдания князя Штерненгофа. Книга дошла без замятий, в идеальном качестве. Отписал продавцу благодаренЪ. На почте, как-то удивительно тихо, народа практически нет, автомат по выдаче талонов работает, персонал работает спешно. Минут 7 и я у окна, мне распечатали заполненную квитанцию, сказали, что оплаченные ценные бандероли надо получать обойдя дом, там как бы склад с окошком в маленьком помещении для клиентов. На квитанции написал данные паспорта – выдали в течении 3 минут. Чудо.

Ехал в автобусе и вспомнил, как огромное количество лет назад я, работая на рынке Дордой в контейнере, от безделья делал всякие наблюдения. Однажды осознал как это Быть сразу всеми, тогда у меня закружилась голова и я чуть не потонул в многотысячной шизофрении. Но, одним из самых поучительных опытов наблюдения – было решение вопроса: как много людей носят солнцезащитные очки в солнечную погоду у себя не на переносице, а на лбу (условно этих людей, которые носят на лбу очки, про себя, я называл ебанутыми). Так вот, сидя на Дордое я считал два дня всех прохожих (было межсезонье и работы не было) кто был при очках. Результат – 50% людей ебанатики. И сегодня я, добираясь до почты на коммерческом автобусе, сидел с девушкой предпочитающей носить очки для красоты на лбу. Оглядел весь автобус, больше никого с очками… Это  я все к чему. Это к тому, что я пошел стричься. Поскольку все равно никто не может меня красиво подстричь – то с некоторых пор мне даже как-то все равно, за какую сумму и кто и как стрижет. Года 4 я ходил в одну и тут же парикмахерскую и каждый раз результат разный, даже от одного и того же мастера. Сегодня зайдя в салон моего мастера не оказалось, развернулся вышел, потом передумал и плюнув, была не была,  – по волосам не плачут, через две недели отрастет и закроет все огрехи, гель для волос делает больше чем мастер…. много мыслей было. Мастером оказалась Света, и… она была в солнцезащитных очках (в помещении) которые носила на лбу. Приплыли. Старалась, стригла как умела. Вот дуреха. Она не знает, что чем короче на правом виске – тем сильнее и уродливее у меня там волос подпрыгивает и … да чего тут. Пока мало кто справлялся.  Подстригся и ладно.

Гулял по Гранд-Каньону. Это такой торговый центр. Хотел себе купить голубую слим футболку в черную крапинку, примерил – как свинья на сцене балета – снял и отдал, что бы больше не брать. Ушел из бутика. Пошел жрать KFC. Долгое обслуживание. Поехал домой. Плюнул на уборку. Решил, что надо бы выспаться перед походом на всю ночь по Питеру, сегодня такая мысля.

Ах, да, Павел, Гайде и Дмтр.  добрались до места кемпинга. Они утром укатили в Финляднию. Как всегда Дмтр. на границе тормошили ФСБ с его паспортом. Выслали фото – чудесно, деревянные домики в лесу. ВайФай. Растворяйся в природе, будь на связи – так сказать.

Для прогулки по ночному Питеру позвал Алешу. Пойдет не пойдет – не знаю. Должны созвониться позже. Хотя была мысль поехать на дачу к Андр. но на даче сейчас орудует отец Андр. и очищает ее от мусора.

Дома читал Платонова – Котлован. Жуткие люди. Странный язык написания. Вечером приснился сон из-под этой книги. Я в каком-то длинном кабинете, словно советского парт работника. Мебель там не очень дорогая, дешевле чем из моего утреннего сна про русский музей – это точно. Там за длинным столом странный рыжебородый рассказывает, что где-то на Сахалине, или Камчатке прорвало землю и земля расходится, эрозия. Надо ехать и спасать землю. Потом эта земля как-то так стала городом типа Новосибирск, но тоже надо далеко ехать. Я начал агрессивно дискутировать с рыжим, мол все это ни к чему, от нашего махания лопатами город не спасется. И, что мол, мы это уже проходили – кто больше всех кричит, тот меньше всех работает, или вообще никуда не едет. Картинка меняется, рыжий сидит за этим столом, но словно время дико много прошло, стол и кабинет похерели. Теперь там где кресло руководителя и хозяина стола стоит большая бочка с подогревом воды, но она так же дает и холодную воду. Мне дико хочется пить, рыжий крутит кран, что бы пошла холодная вода, но идет горячая, я ее жадно пью, внезапно я понимаю, что это не вода, а какой-то кисель серого цвета. Ставлю стакан на стол, тут Андрей Бурковкий(?) подходит к столу, смотрит на стакан, поднимает его на уровень глаз, трясет стаканом взбалтывая остатки киселя, ставит на стол, проводит пальцем по краю стакана, цепляя кисельную отраву, и брезгливо говорит, что это пить нельзя. Далее в комнату входит мой начальник Олег, опять со своими инфантильными шутками. Алексей и Даня коллеги тут же. Я им говорю про мой план гулять всю ночь по Питеру. Они в недоумении, как так, гулять по Питеру всю ночь и не пить? Олег начинает разливать пиво, потом Олег превращается в рыжебородого который разливает пиво. Мы втроем по очереди выпиваем большой стакан пива-  залпом(?) и в этот же стакан наливают бурбон, его надо тоже выпить залпом. Потом стакан передается – он один на всех. Я еще думаю, какая не плохая идея, шлифовать пиво бурбоном и гулять по Питеру. Становится легко. Я просыпаюсь.

Сварил себе пельменей. Надо позвонить Вале. Она сегодня планировала гулять. Я ей нашел некоторые мед учреждения, спрошу подошли ли они ей? Чую, что сегодня гулять буду один.


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.