28-V.18


Возможно два года назад я бы, выпивая крафтовое пиво, разумно и, почти, заправски заметил бы какие нотки в пиве, какой хмель, в каком стиле и сколько горечи в пиве. Так же, указал бы какие оттенки и насколько удачно вышла варка. Но выпивая светлое пиво IPA в Dead Poets я не обращаю внимания, и более того, мне кажется, что пиво сварено по рецептуре Ослиная моча, ибо пиво мне напоминает  – ослиную мочу. Это вторая точка, где я пью не один в этот вечер. Мы втроем. В Питер из Москвы нагрянул Глюк и Мадонна. Мадонна приехала в Москву из Осетии, спасла Глюка и стала его ангелом хранителем. Они вдвоем пара. Глюк приехал в Питер вспомнить свою молодую жизнь питерскую, или просто погулять, отдохнув от московской суеты, заодно и пересечься с приятелями, типа меня. Глюк – это Арслан, барабанщик моего последнего музыкального коллектива. Моего в смысле не мне принадлежащему. С Глюком у нас был один интересный муз. проект который так и не выжил. У него, проекта, не было названия, но зато была концепция, и эта концепция выражала себя через четыре инструмента играющие каждый свою партию в отдельности, но вливающиеся по законам гармонии в единое целое. Идея была шикарная – карма была неизбежно разрушающей.

На площади Восстания Глюк нашел меня первым. Потом представил мне Мадонну. Они оба фотографы. Это хобби – это их хлеб, их работа. Формат встречи был сразу оговорен – Паб, пиво, общение. Чем можно удивить, если захотеть не удивлять, приезжих москвичей? Наверное крафтовой культурой пива в Петербурге. Redrum на Некрасова. Второй зал и мы с тремя стаканами разного пива, дегустируя друг у друга, вспоминаем прошлое, делимся настоящим, не заглядываем в будущее. Я сыплю воспоминаниями, содержанием прочитанных книг и разными любопытными, курьезными, вещами вычитанными мной из книг и из жизни. Мадонна устала и ее ноги постепенно затекают истомой, она вне разговора до какого-то момента, точнее до тех пор пока мы не закрываем прошлое и не начинаем говорить о сегодня и нас в этом самом сейчас. По мере опьянения музыка становится громче, нам все сложнее слушать и говорить… Заведение выталкивает нас на улицу.

В Питере не принято, по крайне мере мной, сидеть в одном заведении весь вечер. Обычно я фонтанирую идеями двигаться к следующей точки принятия алкоголя. Глюк и Мадонна меня поддерживают, как бы сложно не было им передвигаться после многочасовой прогулки по городу до момента нашей встречи. Мы гуляем по району населенному всевозможными алко притонами, на любой вкус. Восстания – Некрасова – Литейный – Жуковского. На улице Жуковского есть ухоженный двор с изображением Витязя на всю стену. Очень интересное зрелище. Там же, не очень далеко, – Бар Мертвых Поэтов. Там я и пью ослиную мочу. Там все трое оглушены алкоголем, все становится пьяным и таким простым, приходит откровение говорить о том, о чем молчат трезвые уста. Опять воспоминания. Мимо снуют иностранцы в шарфиках, крикливая молодежь допив пиво исчезает в наступающей белой ночи. Мерцание тусклых ламп, музыка, кажется счастье своей маленькой пяткой наступило на мозг и приятно давит…

Неожиданно я вспоминаю этот бар. Недели две-три назад я встречал тут утро с Евгением. В этом баре я выплевывал желудком свой томатный суп и вновь накачивался коктейлями. События прошлых недель, путь моего алкогольного падения вдруг стал яснее, бар Мертвых Поэтов, как не странно, возродил мою мертвую память тех ночных блужданий и оживил воспоминания. Я тут же пишу все это Евгению в мессейджер. Где-то очень далеко Евгений как телефонный протяжный гудок недоступности, связи нет, трубку не берут, беги пить дальше.

Оззленд бар – место изначально с музыкальным форматом а-ля рокенролл. Минимальное присутствие гостей в этот будний вечер только радует. Нам дают пробовать пиво, я совершенно теряюсь в меню написанное цветными мелками на большой доске во всю стену бара. Пока Глюк и Мадонна дегустируют, соблазняясь тем или иным сортом, я принимаю решение пить очень цитрусовое пиво. Тонизирующее по вкусу и очень легкое и тропическое…

МЫ вооружены стаканами разных сортов пива за круглым низким столом. Говорим о музыке. Странно, замечает Мадонна, но рокенролльный паб и электронная музыка (на данный момент звучащая) – есть некий диссонанс и смущение как минимум. Независимо друг от друга мы с Глюком даем один и тот же ответ на это недоразумение – мы не принимаем музыку, звучащую вокруг нас, и она нас не раздражает. Приятный фон – не более. Мадонна сыпет историями о своем переезде, о стилях электронной музыки и пристрастиях, в этом потоке о стилях музыки я выгляжу полным профаном…

Оставалось не много времени, что бы допить все вкусное и отправиться к последнему поезду метро. Сентиментальность встречи была очень теплой, наверное удивительно как приятно можно, повстречав двух людей, закончить будний день, понедельник(!) в столь отменном расположении духа.

В час ночи я пью молоко и печенье с орешками и изюмом. Я глотаю таблетку. Я вспоминаю, что перед тем как нырнуть в город я звонил Вале и рассказывал ей о людях с которыми я увижусь. Я насыпаю корм кошке, наливаю свежей воды, падая в кровать и смежив веки хлопьями спокойствия меня накрывает мысль – как чертовски шикарно я пьян…


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.