[МИНСК] II часть.


Легкие гигиенические процедуры, звонок о резерве билета на обратный путь, оповещение родных, что доехал целым. К полудню выдвинулись гулять. Нашел банк и разменял 6000 тр, получилось около 180 бел руб. Посетили KFC. Ценник на двоих вышел 31 рубль. При этом взяли 25 крыльев, два пива, локального, большое ведро картошки. Подозреваю, что в Питере нам бы дали картошку бесплатно, пиво по стоимости как одно. Хаотично передвигались по городу вспоминая родителей и просто курьезы из прожитой жизни. Солнце стало греть и довольно таки прилично. Я на ногах был в берцах. Походная обувь всегда спасает ноги от непогоды и плохой дороги. В эти дни в Минске не было ни того, ни другого. Ноги в берцах нагревались, но не критично. Очередную остановку на пиво сделали в верхнем городе в одной из туристических харчевен. Пиво от 5-8 рублей. Взяли два. Охмелел. Сначала в православный храм, потом католический. Собор Девы Марии удивительно богат по сравнению с Питерским католическим приходом. С любопытством рассматривал архитектуру, эклектика Минска очень комфортная, плитка на здании жженой красной глины – завораживала. Хрущевки, если они ухоженны, по-моему уже можно причислять к архитектурным маленьким шедеврам. Настолько в этих хрущевках теплоты и ностальгии… Минск расположен на холмах. Это приятное ощущение меняющегося ландшафта не только радует глаз, но и полезно для прогулок, хорошая нагрузка. Улица Ленина вывела нас на Октябрьскую. Здесь квартал для граффити и кучи молодежных притонов разного формата. В одном из них, “Больно. Надо” мы подвисли. Я заказывал себе чисто мужские коктейли, Арчи угнетал организм пивом. Зашли, тут же, рядом, в блинную. Очень хотелось перекусить. Много людей, жарко. Ушли. На поляне перед строящемся стадионе сделали фотосессию с одуванчиками. Состояние на тот момент было весьма пьяным. Сутки не спал, много пил, мало ел, усталость и алкоголь – романтика, без оглядки. Именно еда нас погнала в макдональдс. Безумная очередь, мак популярнее KFC. В этом же здании центрального гастронома мы взяли по сендвичу и по локальному пиву. Практически смертоубийство, но нас уже ничто не могло остановить….

Успокоение мы нашли на траве у Хлусова моста. Артур уснул с зажженной сигаретой, меня разморило. Впереди у Артура был джазовый концерт, у меня три часа сна, после которого я проснулся в дикой печали и депрессии. Что-то невероятно мутное происходило внутри. Чувство покинутости и вселенского одиночества рвало нутро. Чего хотелось? Что бы рядом кто-то смог разделить этот безумно красивый, одинокий закат. Проснулся с обгоревшим лицом. Намазал крем. Вышел и пешком дошел до центра. Уселся во фреш кафе заказать себе сладкого. Набрал алкоголя, сладкого и стеклянными глазами сканировал город. Чувства притупились. Я растворился во впечатлении от города. Наивно, по-детски и банально стал туристом. Туристическое отупение.  До изнеможения гулял по ночном Минску. Вернулся после 12 ночи. Спал чутким сном, ждал Арчи, у него не было ключа от квартиры. Оказалось, что сел телефон, связи тоже не было. Он вернулся под утро, пьяным. Громогласно объявив, что решал свои амурные дела – упал спать в соседней комнате. Через три часа я его подниму и мы пойдем искать завтрак. Позавтракаем мы в 12 дня пивом в кафе Васильки, что рядом с Парком Челюскинцев. Вернемся на Якуба Коласа и в ТЦ закажем себе две шикарные пиццы. Выпьем еще немного пива…

Дальше была большая прогулка ко встрече с крафтовым пивом. Встреча не состоялась. Заведение начинало работать несколько позже, чем мы могли себе позволить задерживаться. В соседнем заведении я заказал себе локальное пиво и крафт. Крафт был на порядок интереснее местного. По ошибке мне налили больше пива, чем изначально просил. Еле унесли ноги. Я обещал Арчи угостить мороженным йогуртом. Рядом с местом его дислокации мы вкушали клубничный мороз под деревом с которого падали отцветшие почки дерева. Очередное погружение в Минск, жаркую погоду, негу, пьяный дрейф….

Во время сборов в обратный путь удалось долго поговорить с Галой. Было хорошо. По горячему городу Артур провожал меня до автовокзала. Минские ворота. Большой оттиск монументальности и узнаваемости Минска. Обратный путь был проще, менее интересен. Вернулся я в промозглый Питер где кипели страсти по телеграмму, где был туман в моем гетто Парнас, где было немного времени, что бы обнаружить как сильно сдалась жить Валя, как грустно когда в этом тумане остается совсем кроха времени для отдыха и воспоминания о солнечной столице белых русов…

Валя держись…. Я буду за тебя бороться….


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.