[Моя первая рок-тусовка 1992 год]

22.04.2018   |   by Андрей

На дворе конец 1992 года. У меня в голове затаился вирус простуды. Мой друг Станислав укатил в Москву продавать 100 стаканов анаши которые мы ему с одноклассником Андреем передавали небольшими партиями через проводников поезда в запаянных полиэтиленовых пакетах и уложенных к коробки с порошком “Айна”. Летом 1992 года на остановке Киевская – Советская мы со Стасом виделись последний раз… Именно этот человек, вдруг, сказал, что можно организовать рок группу, теоретически, но это уже была мысль будущего и без него…

Станислав больше на горизонте в моей жизни не появлялся, деньги с продаж мы получили спустя пол года. Размолвка произошла по, отчасти, моей вине…

В голове моей поселилась простуда. Коварно проникнув в ухо она взорвалась сильнейшим гнойным отитом, лишив меня барабанной перепонки левого уха, слуха, и возможности пойти в армию. Это будет спустя пол года. Пока же, я посещал больницу и всячески пробовал лечиться. Мне прописали процедуры УЗИ в физио – кабинете. Прогревания. Время они занимают минут по 20, и тупо пялиться в стремно окрашенную стенку или тумбочку – скучно. В очередное посещение УЗИ прикупил Молодежную Газету, где на предпоследней странице было размещено маленькое объявление о том, что в Бишкеке будет проходить рок концерт, второй! Объявление меня взволновало.

Друг Борода, с которым мы слушали пластинки и кассеты, анализировали и спорили о рок музыке, с энтузиазмом воспринял поход на мероприятие. Было страшно и адреналиново. Концерт обещался проходить в концертном здании ККСК. Сбор назначен на вечер. В районе 18:00. У меня уже отросли волосы длинны определенно характеризующие меня как представителя неформальной молодежи (сленг совковый). Так же антураж мой состоял из рваной и потертой джинсы и серой, офицерской, шинели, которая предавала мне особый шарм и выделяла меня из всех клепочно-металической шушары. Словом, одет был в меру стильно.

Зал был с сидячими, комфортными, местами с мягкими стульями. Концерт должен был проходить в формате – на сцене играют, сидящие слушают. Сидящие не только не сидели, они активно бухали. Меня это удивило, я человек не пьющий, но представлял, что пить надо как-то не скрываясь и под закуску. Обстановка, не знакомая, больше вызывала чувство шока и трепетной радости, чем опасения. Рядом, вжавшись в мягкий стул, сидел небольшого роста будущий студент славянского университета, в очечках. Студентик внимательно все слушал, напряженно смотрел на сцену и вокруг, был один. Этот студент в последствии, через два-три года, будет пьяным валяться во дворе здания ЖБИ в порванных трусах с яйцами наружу. Будет убит в хлам водкой. Будет спрашивать где мои яйца, а толпа, выходя из клуба, будет смеяться. А еще через некоторое время, много позже, он повесится. Этого студента звали Максим….

Первыми на сцену ККСК вышла группа Джонка, лидер был Талыч, в очках, интеллигентный. Пел традиционный рокенролл. Сидя с Бородой впервые на таком мероприятии и были ошеломлены громким звуком, и напором. Забегая вперед скажу-  мы еще неделю обсуждали с Бородой это мероприятие. Барабанщик Джонки запомнился быстрыми трелями в цоколь тарелок, меня это удивило, куда это он так спешит?

Через пол года я буду знать по именам и практически всех кто играл на этом концерте, я влился в бишкекский рокенролл случано, но это дает мне сейчас, наперед, говорить об участниках так, словно я был уже с ними знаком. Хотя не всех я и сейчас могу поименно вспомнить.

Продолжение рокенрольного действия и традиционного рокенрола было отдано (возможно) группе Наследники. Они как рабочие лошадки – никогда не изменяли своему направлению. Асан сипел за микрофоном, Владимир на бас гитаре, удивлял меня длинными пальцами и штанами клеш коричневого цвета. Эти парни напоминали мне Криденс, группу которую боготворил мой дядя Николай. Фирменный Асановский притоп выставленной ногой  – как визитная карточка ансамбля. Во впечатлении эти две команды, Джонка и Наследники, слились в единый комок памяти.

Далее нас поразил Виктор Босик. Молодое дарование выгодно выделялось среди всех ударных того вечера. Ему дали играть соло. На что, впоследствии, Борода выдал реплику – да они все гении, они все как Led Zeppelin. Виктор обслуживал несколько команд. Запоминающимся выступлением была группа Плохое настроение, где на бас гитаре рулил Дмитрий и помогал с басом другим группам. Группа выдавала, близкие к моему восприятию, современные рифы, Смеш был отстранено высокомерен, загадочен, на соло гитаре рулил местный Стив Вай – рыжий пацан в джинсах голубого цвета с кирпичиком по фактуре, имя не упомню, помню он очень любил рисоваться перстнем, вообщем был в образе.

Тарас Хлыпенко и сотоварищи из группы Профессор Мориарти выступали в узбекских халатах. Тарас поверх всего был в клетчатом шарфе – их выступление меня ознакомило с гитарной техникой  – игра слайдом. На второй гитаре стильно блюзово играл Ибрагим, моим будущим коллегой он стал спустя полтора года. Уже тогда Тарас очевидно популярен.

Время от времени к сцене подбегал блондин, перегибаясь он подкручивал какие то аппараты и убегал к звукорежисеру,  – звали его Игорь. Он первый мне объяснил в жизни, что такое ноты и нарисовал нотный стал. Это было спустя год. Вообщем Афанасьев Игорь был первым человеком, кто рассказал и показал, что музыка может выражаться на письме.

В тот вечер ураган впечатлений нас подавил. Могу предположить, что выступала группа СС-20, где за ударными сидел Сэм. Через четверть века его не станет. Он уйдет вслед за алкоголем, испариться в никуда – оставив в памяти кучу воспоминаний, которые за давностью лет приобретут особый оттенок грусти и обесцветят всю злость на него и его привычку пить горькую. Евгений, лидер группы будет тщательно собирать материал о своей молодости проведенной в Бишкеке, и присылать из Германии видео туманного прошлого, про которое все забыли. Спасибо ему за редкие кадры которые всплывают в сети… На сцене он рубили хеви метал…

Ветер гнал тучи, сыро, мокро, снег… Перевозбужденные мы возвращались домой. Этот вечер перевернул в нас многое. Он поменял нас, поменял нашу жизнь. Теперь мы стали не сторонними слушателями грампластинок, теперь мы стали участниками волшебства, действия, динамо машины которая возбуждает нас перегруженным звуком эл гитар. Это волшебство захлестнуло и связало нас с разного рода людьми, с теми, с кем можно было спать под одной крышей, с теми , кто не давал тебе уснуть голодным и делил свой бутерброд, с теми, кто тихо ушел, и кого забыли, или с теми, кто остался навсегда внутри меня. Это удивительное время на пороге гражданской войны, после развала Союза, с дефицитом всего и вся, – вдруг рождало пространство где отсутствовал дефицит общения и дружбы, доверия и альтруизма. Это время когда я тратил все деньги на запись кассет в точках звукозаписи, в магазине Зенит – подарило мне осмысленность музыки и закрыло мою музыкальную лакуну. Так стоит ли сожалеть о потерянном слухе на одно ухо? Ведь именно случай, покупка газеты, как всегда решил участь и пересечение многих из нас друг с другом….


 

Leave Your Comment

%d такие блоггеры, как: