Бенджамин Вайсман. [Господин мертвец]


Я не знаю что скрывается за ярлыком пост-литература которую навесили на автора. И я не буду втискивать в рамки стиля а-ля треш данный сборник рассказов. Причина почему я так делаю я тоже не могу объяснить, но среди всего патологического крошева в книге есть вещи которые можно было бы сказать, что они скучны, и это лишь от того, что рассказы вдруг становятся печальные ибо финалом для всех нас остается одиночество, разрушение отношений, жажда семьи и дефицит добра в мире.

Спасибо тебе господин мертвец, что вы так живописно расположили свое тело, раскромсанное в луже крови, и которое стало тем самым сильным толчком и впечатлением за прошедший день. Очевидность того факта, что я вижу растерзанную плоть сквозь любопытство и через отвращение и эту психологическую рану, этот мой травматический опыт определяет мой вектор развития, мою жизнь.

Раны нанесенные телу интересны, рассматривая углы и порезы, нисколько не задумываясь об оружии нанесшем их, или о том художнике который искромсал плоть, рядом женский труп, он не менее живописно распотрошен. Мужчина с обгорелыми пятками и кишками наружу привязан к стулу который закреплен на потолке, это композиция словно большая люстра, словно произведение искусства….

Совокупление как точка схождения похоти двух тел, и даже не столько важен факт какие именно тела вместе, инцест, или жертва мальчик под мужиком, или это две лесбиянки, или это очередная супружеская пара, все это в конце концов цикл жизни. Финал может быть трагичным, может быть обманчиво счастливым, дети могут быть ангелами убийцами и только подарок на новый год дает шанс родителям остаться в живых…

Строка за строкой, как нож или скальпель разрезает обыденность, и казалось бы, этот мясницкий автобус никогда не остановится. За каждым поворотом страницы ожидаешь еще больший гротеск, а то вдруг штиль. Это автор решил рассказать обычную историю, но мы ему уже не верим, слишком все очень человечно, ан нет, приятная притча…

Роберт Вальсер – этот скучнейший тип писателя, вынесен в начало книги. Было странно продвигаться по динамичным сюжетам мясника Бенджамина после сопливой цитаты Роберта. Во всех рассказах, не смотря на изобилие расчлененки и отвратности, есть тонкая кромка морали, иногда настолько тонкая  – опасно тонкая.

Я сижу на работе, на обеде и читаю текст, где герой отвергает все окружение и идет против правил, даже против правил жизни, я не помню, что я ел, но в какой-то момент мне показалось очевидным поступать именно так – ломая мир, круша его, истребляя плоть и человека… Во мне ощущение этой мысли сидит до сих пор, возможно свобода это не занятие ума, возможно это работа смерти?…


 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.