[Рождение Артура]

16.03.2018   |   by Андрей

6 октября в 1996 году, после обеда, по телефону цвета слоновой кости и производства Болгария, поступил звонок. Ликующий и пьяный Маклай выпалил в трубку клич – Гала родила…

Гала рожала долго. По крайне мере мы считали что она уже как месяц должна была предоставить нам причину побухать – родить хоть кого-то. Этот момент почему-то не наступал. Мы все время гадали как это все организуется, как начнется? Мы – это группа поддержки и друзей семьи Маклая.  В то утро Галина встала рано и сказала, что сегодня она рожает, и ей необходимо принять баню. Маклай протопил баню. Еще через некоторое время Гала родила Артура. Собственно вот и все об этом светлом моменте. Тонкости типа кто звонил Маклаю о сообщении, что Гала родила, кто собирал стол для празднования, как вообще все организовалось и кто собственно родился – затуманивается эмоциональным – Ура!

После волшебного звонка, когда Маклай выпалил в трубку: – Корпс, Гала родила, я четко и кратко сказал: – Беру дядю Сеню и мы к тебе. По этому случаю Надежда выдала мне раритетный коньяк, спросив о том, так кто же родился? Я растерялся, а впрочем, сказал я, какая разница. Далее память закрывается и вот мы уже мчимся с алкоголем через парк Фучика в Кызыл-Аскер. Залетаем в комнаты. Там одноклассники Маклая: Андрей Ярошевский и Кореец (выпало имя, а вот если бы он с нами пил в полный рост, наверное точно бы помнили). Стол ломится от кулинарного гостеприимства, вскрывается коньяк, я пью от чувств-с не закусывая, Сеня не отстает. Маклай с нами галопом стаканами. Счастье не дает нам мертвецки упасть тут же. Одноклассники деликатно откланиваются, эта алкогольная скачка не в их темпе. Мы берем самогонку, водку, закуску и отправляемся в роддом навестить счастливую мать. Самогонка – это напалм, Маклай ее готовил сам, и что-то там у него в рецептуре и производстве не заладилось. Для выправления качеств самогонки он добавил вина и марганцовки, и, если честно, я даже в сильном опьянении, боялся ее пить, в конце концов ее вылил себе на спину Серега (Сеня)

В роддоме мы внезапно встретили Галину маму (тещеньку), которая задорно приняла наши пьяные поздравления и ухаживания. Гала была рядом, сидеть не могла (зашили после родов), пить ей не давали, потом правда за новорожденного ей капнули вина в стакан и накормили шоколадом. Камиль и Копейка, это младшие брат и сестра  Галины, были с нами на волне. С Камилем мы пошли на ближайший рынок и купили арбуз, возможно даже и колбасы. Далее меня накрывает настолько, что я помню как мы руками жрем арбуз, орем на весь парк роддома от радости события, как мы откуда-то достаем кучу шоколада, опять же закусываем…

С Галиной пора прощаться, у нее режим. Тещенька предлагает мировой вариант – продвинуть к ней в апартаменты, что находятся на академии наук; рождение Артура происходило в роддоме на московской, не далеко от Ошского рынка. Помню как под белы рученьки мы с тещей Маклая перемещаемся по неровным тротуарам, помню вот мы уже в зале, за столом, и нам готовят яичницу с беконом. Помню как мы опорожняем в течении вечера два бутыля домашнего вина, каждый бутыль с разным вином, есть кислое и красное сладкое. Я помню как бегу в туалет для того, что бы фонтаном меня вывернуло, а зайдя в уборную смотрю на чистый белый кафель стен и не могу ничего из себя выдавить…

Мне наливают разного вина и тут я срываюсь опять тошнить, но странное дело не в уборную, где белый кафель гипнотизирует меня, а к окну на балконе. Именно там по белым внешним стенам балкона расписывается чудным узором и яичница с беконом, и салат со свеклой, и арбуз с шоколадом, красное и белое вино, горошек зеленый… В момент когда я плетью нависаю над  землей я осознаю не опасность выпасть, а что соседи могут получить свою порцию моего желудочного счастья, исторгнутого с таким небывалым чувством. Я так и вижу этот шлейф по белым балконным плитам соседей с нижних этажей… Почему-то меня мучает  дилемма – почему белые кафельные стены уборной меня сдерживали, а белые стены балкона сняли запрет? Загадка.

Нам наливают две бутылки вина, мы забираем бутерброды, любезно сделанные тещей, мы, как не странно она все еще с нами, забираем самогонку Маклая, которую так никто не рискнул пить, хотя зачем когда тут два бутыля по 20 литров каждый? Степенно качаясь мы выходим на улицу, напротив двери подъезда детский железный автобус – этакая имитация из железных прутьев, где зимой дети, обычно, прилипают языками к спаянной арматуре. Внутри неопределенное количество людей, местной шпаны или гопоты. Мы прямым делом туда, орем, что у нас праздник, и они обязаны разделить нашу радость, для этого мы требуем назвать каждому свой возраст(?), кто-то выкрикивает больше 25 лет, мы его осаждаем, что бы он сидел и сопел в дудочку. Вообщем мы требуем нам налить и тут …

Вообщем момент такой. Нас трое, Маклай, я и Серега (он же дядя Сеня). Так вот действие разворачивается в трех плоскостях. Маклай в железном автобусе требует водки (забыл сказать, что у нас зачем то еще гитара Маклая), меня оттягивают какие -то люди, условно человека три-четыре, или я настаиваю на том, что бы отойти поговорить, Серега еще двоим что-то объясняет и пытается встать на четвереньки и пройтись как лошадка, и это с условием того, что у него за спиной за поясом заткнута бутылка самогонки которая без пробки, но вместо пробки бумажная затычка. Весь запас спиртного, вина и закуски у меня в хипповской котомке которую мне сшила Вика. Значит я развожу для нас забить косяк, типа – делай красиво, забивай косяк. Сеня красочно заливает свою спину марганцевой самогонкой, пробка протекает. Маклай договорился насчет водки. Значит, люди со двора остаются во дворе, меня уводят за угол для косяка и тут самое интересное…. Те, что меня уводят за угол, вообще пришлые и их тут не знают, все как-то секут поляну, что это добром не кончится, старшие в этой публике гопоты молодых останавливают желание навалять нам, ибо рассудив что у нас святой день и куражимся мы не со злого умысла над ними всеми – выводят нас за угол. Публика по гашишу оставляет нам курево, мы сами раскуриваем косяк сидя на бетонных плитах которые перекрывают въезд во двор. Основной контингент, охраняя нас (как потом я выяснил), ставят нам водку и стопки, откуда-то сало нарезанное тонкими кусками… Маклай начинает давать концерт. Поем для всех песню “Маленькая девочка” из репертуара группы Крематорий. То как мы исполняли – нас можно смело сжечь именно в крематории. Выли мы безбожно дико, пели три куплета, причем наизусть я помню только первый, Маклай второй и Сеня третий, и три раза мы пели каждый свой куплет накладываясь друг на друга. Нам несказанно повезло, ребята нас не тронули даже после того, как я своим 45 размером кед раздавил все стопки (я был уже мертвецки пьян и не видел не зги). Я уже не помню как долго мы куражились, помню, что в какой-то момент мы решили выдвинуться и ехать к Галине (другой) в микрорайон Юг-2, что в центре города. Или эта идея созрела позже, именно когда выходя со двора нас встретил патруль, посмотрел и проводив подозрительным взглядом не стал нас задерживать.

На поляне, у главного Академии, наук мы решил еще немного подкрепиться вином, спеть под большой тянь-шаньской елью песню и… Собственно пока планов у нас не было. Маклай залезает под ель, я тоже, и вдруг я слышу, что он собирается остаться тут жить. Это великолепная идея, решаю я про себя, и сгребаю иголки устраивая себе комфорт. Серега в панике, это не его вариант. Маклай пьяным вот вот свалится в мертвецкий сон. Меня это все очень веселит и я пытаясь перепрыгнуть через высокий куст – повисаю как сопля через палочку. Тут в моем потухающем мозгу борется два желания: уснуть посмеявшись, и … не помню, помню была паника, что утром прохожие меня найдут соплей повисшей на кустах – и мне будет очень стыдно. Пока я бродил этими мыслями паника дяди Сени возросла настолько, что ему хватило силы вытащить меня из кустов, убедить, что ночевать мы тут не можем и нам пора куда-то двигаться.

Отступление. У Маклая дома в Красном Воине был сторожевой пес, пес дикий, старый и полный маразма. Команды он практически не слушал, и даже как-то покусал Маклая. Собака была помесь азиатской овчарки с еще какой-то породой из овчарок. Пес был бешеный.

Сеня предлагает отнести Маклая домой и там при салатах, свечах и вина (две бутылки все еще у меня в котомке которую сшила Вика) раствориться в нирване. Я не знаю как, но идея не получила одобрения по моей догадке, что принеся Маклая домой, он уйдя за ворота сотрет нас из памяти моментально, уйдет за двери и рухнет спать, а собака нас не пропустит. Разбудить Маклая мы не в силах, денег нет, собака бешеная, идти нам в Забайкалье из Кызыл – Аскера – убийство, поэтому вывод очевиден. Мы идем к Галине в Юг-2. Ура.

Вышли на Московскую, я предложил Сереги нести на горбу Маклая, ибо тот умирал основательно и верно, я по дороге буду ловить авто, типа попутка, типа автостоп. В кармане 10 сомов. По тротуару на спине Сереги – Маклай, он видит, что я ловлю автостопом машину и кричит, что он бывалый автостопщик и должен принять активное участие. Маклай срывается с как бешеный угорь со спины Сереги, выбегает на проезжую часть и начинает, кулаком с поднятым пальцем, тормозить машину. Я ору Сереге, что бы забрал папу Артура, иначе нам придется два часа топать на своих ватных ногах, ведь никто не остановит этому сброду. Это удивительно, но…

Останавливается белая иномарка, оттуда молодой парень азиат интересуется куда нам? Я высокомерно говорю, что денег, мы как гусары, не платим и нам надо в Юга. Парень спрашивает в какие Юга? Я со стервозной нотой ему объясняю, что у нас юга одни – это микрорайон Юг-2, при этом совершенно забываю, что Юга могут быть и южные микроши которых 12 штук… Нас приглашают в поездку – это меня жутко удивляет. Серега с мешком гумуса (это все тот же Маклай в метаморфозах) на заднем сиденье, я впереди с водителем и с ветерком. Вскорости мы уже на месте, высыпаем из авто, и в открытое окно я благодарю водителя, следом гремит закрывающаяся дверь машины – это Маклай пытается захлопнуть за собой. Водитель орет, что потише бы, ребята… И тут Маклай выдает провокационное: – А кому не нравится (как он закрывает и хлопает дверью), может выходить из машины… Скандал замяли…

Гала, после суточного дежурства в больнице, конечно была рада нас встретить и поговорить по душам. Сидя в крохотной кухне за маленьким столом пьем. Была еще какая то закуска. Еще немного спустя мы начинаем заигрывать с Галой, не то, что бы она женщина мечты, нет, но мы пьяны и мы самцы. Сергей дистанцировался и просто глушит, Маклай пинает меня под столом, я отвечаю ему тем же, говоря, что у него уже есть Гала…

Опять конфликт распадается на усталость и апатию…. Я отключаюсь…

Утром я просыпаюсь с головной болью, рядом Маклай, мы на каких то пыльных подушках. На кровати в белых простынях спит Гала и дядя Сеня, вот сука….

Омлет, и сладкий пирог, потом я топаю домой, умываюсь, и к 15:00 я на работе…

p.s. Галу выписали из роддома без долгой прописки там. Мы узнали, когда ели арбуз в роддоме, что родился мальчик. Имени не было на тот момент, но зато в тот год вышел качественный фильм про короля Артура и рыцарей круглого стола. Подозреваю, что Маклай, как большой любитель кино, проникся идеей имени Артур.

В 2015 году, живя в Петербурге я встретил Артура, он приехал из Москвы на небольшое время и остановился у меня. В первый же день мы пошли пить крафтовое пиво, потом нас поглотила Думская… Об этой поездку у меня сохранилась фотография сделанная в будке.

В 2017 году, Артур вновь посетил меня, перелетом из Германии. Я смотрел на него и думал – ведь это удивительно, но прошел 21 год и вот мы заправски можем пить алкоголь и я могу ему рассказывать, как было все до его рождения…


 

Tags:

Leave Your Comment

%d такие блоггеры, как: