Красная новь.


   Всю Сплошную и Пеструю строгали морозы. По ясным дням негреющее солнышко сердито прядало ушами и по светлым звездным ночам морозище поухывал — только держись.   Потом сразу теплом дыхнуло. Путь рынул. Все поплыло. Стариков ранняя весна не радовала и они каркали: к засухе.   Масленица выдалась мокрохвостая.   Всю неделю пригревало солнышко. По широким разметам полей зобурели грязные половики дорог. Обтаявший за лугом лес встал черной стеной. Кое-где лед полопался на речке. У берегов образовались зажоры. В степи зачернелись обтаявшие черные головы курганов и хребетки огорков.   Всю неделю деревня гуляла. Друг у дружки гостевали. Пили ведрами самогонку. Катались по нижней улице

Вот. Ты русский язык знаешь? А, о чем речь? Я его постоянно изучаю, говоря штампом – век живи, век учись. Вот и учусь. Учусь понимать русскую речь, русского мужика. Сколько лет прошло? 100! Революция меняла и ломала, убивала и морила голодом. Русский мужик он какой? Ты его видел? Нет, ты в городе, всегда! А он в глуши, даже не в деревне, в глуши. В страшной глуши, и страшно от того, что мужика было много. Потом индустриализация, и мужик обмельчал, повымер, извелся….

Common place, издательство с серией книг о русском мужике, о революции, о простом народе. Продолжение тематики Серого Мужика. Красная новь, крестьянство на переломе (1920-е годы). Сборник рассказов, малоизвестных и фатально ( в основной массе) закончивших свой путь, – писателей. Вверху цитата из рассказа Артема Веселого. Открытие русского языка, вторжение в сумрак будней. Тут нет линии сюжета, сцена одна – почти полное скотское состояние деревни в момент праздника, диалоги  – междометия передающие угар и животные эмоции. О чем речь? Дым коромыслом над нами повис он, лампада погасла в лужице масла кружится легкий пух….(СашБаш).

Павел Низовой, Смена. Уходящий смысл жизни, угасание дней в голове старика проведшего всю свою жизнь в пределах своей деревни. Дед Лука умирал в темном углу за печкой, окруженный зловонием собственного разложения. Умирал медленно. Внук проходил мимо,  быстро и незаметно…. Грустно, словно ты уже сам дед Лука, смердящий прошлым временем и отжившим настояшим…

Сергей Ингулов (расстрелян в 38), На текущие темы. Ингулов работал в газете и был редактором журнала. Отсюда у меня дежа-вю с разворотом на 180 градусов. Он чрезвычайно похож на Зинаиду Гиппиус, с той лишь большой разницей, что Сергей разоблачает клериканство, церковь, а Гиппиус ратует за духовные ценности столь абсурдно фанатично, что и того и другого противно читать. В очерках Ингулова – реклама коммунизма и нового человека бьет агиткой, девизностью, маршем. Много статистики от Ингулова, скучно, фанатично и, с прошествии лет, смотреть на оптимизм конченого человека – тоскливо.

Вячеслав Шишков (умер в блокадном Ленинграде в 42). С котомкой. Отменные зарисовки русского быта, простые, житейские диалоги. Аккуратно литературно редактированные наблюдения написанные в манере дневника. Без заумства, и графомании. Большое количество историй перетекающие друг в друга спаяны хорошим стилем описания….

Иван Вольнов (Умер в 31 при невыясненных обстоятельствах). Самогонщики. Это страшный короткий рассказ о детях которые на выселках села гонят самогон, тут же его и потребляют. Деградация, беспросветность, состояние отчаянной потерянности. Дичайшее ощущение. Один из самых депрессивных рассказов сборника…

Иван Соколов – Микитов. Былицы. Экспедитор по России, в прошлом моряк, с большим багажом интересных, и подчас, с черным юмором, повестями, былинами. Умственная забитость села, деревни, поражает жестокостью и в то же время от всего этого становится истерически смешно. Смерть может быть приятным избавлением, смерть может быть смешна, даже если и в мучениях…

Родион Акульшин. Из цикла “О чем шепчет деревня”.  Продолжение коротких рассказов о деревне и наивности, отсталости жителей. Временами очень даже смешно.

Прервусь…

Большой сборник, каждый первый включенный – предоставляет потрясающий материал. Каждого писателя надо читать  словно пьешь рюмку вкусного спиртного. Рассказы и события, нравы и восприятие жизни в те годы чувствуются не разительно, не контрастно, но в каждом отдельном случае, местности, на свой манер, самобытно.

Хотел бы обратить внимание на Бориса Зильпера. Пишет удивительно современно, хотя прошло без малого 100 лет! Язык настолько свеж и остр, что удивление застает меня врасплох. Данный автор мне понравился больше всего. Необычайная игра со словами и смыслом – этакий каламбур ситуаций. В сборнике Борис Зильпер представлен Путевыми заметками и Маленький двухэтажный дом. Профессиональная сатира вне времени….


 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.