Борис Гройс. О новом. Опыт экономики культуры.


Небольшая справка, об авторе, которая будет полезна прежде, чем опубликовать мнение о книге.

Борис Ефимович Гройс (род. 19 марта 1947Восточный Берлин) — советский и немецкий искусствоведфилософписатель и публицист, славист. Профессор философии, теории искусства, медиа-ведения в Государственной высшей школе дизайна в Карлсруэ[de]профессор славистики в Нью-Йоркском университете.

Задача описать, хоть как-то передать смысл, содержание книги – довольно не простая. Видимо будет много цитат (они будут даны в отрыве моего описания ниже текста и собственно вырваны из контекста, но надеюсь дадут хоть частичное понимание предмета) и следует сказать, что книга была написана в 1991 году, актуальности она не потеряла, а возможно только укрепила позицию высказанную автором в данном труде. Книга делится на три части.

Вся культура, все культурные ценности, имеющие таковые качества  – сохраняются в архиве. Архивом может служить как библиотека, архивное государственное здание, коллекции частные, музеи, выставки, и так далее, к архивам относится в нынешнее время и виртуальный архив интернета. Все что достойно называться культурной ценностью и является таковой  – автоматически попадает в архив. Современные авторы культурных ценностей на данном этапе современности не преследуют цель быть широко ангажированы в силу того, что популяризация их продукта культуры станет профанной, может выпасть из исторического культурного слоя. В новейшее время творитель остается как бы замкнутой творческой единицей, и отвоевывает некое индивидуальное место в пласте культуры, приобретая своей закрытостью культурологическую ценность. ДРУГОЕ – это природа, вещи, машины, люди, бытовые отходы, словом все, что окружает нас и является профанным  – это то, что в нынешнее время душится культурой как таковой, и опять же сама культура черпает все потенции из профанного. Культурный мусор разворачивает понимание ценности посредством того, что берется профанный предмет и в интерпретации становится культурной ценностью – происходит так называемая инновация. По сути к концу книги мы напрямую выходим на семантику и напряжение полей у границ профанного и культурно-ценного.  Острейший спор состоит в предъявлении сознанию мысли о развитии и восприятии будущего. Куда и как движется культура, какие ценности вечны, какие нет. Как классическая философия влияет на модернизм и насколько элегантно постмодернизм обманываясь – лукавит и обманывает.

Используемое здесь понятие постмодернизма допускает множество различных толкований и у разных авторов обретает совершенно различный смысл. В данном случае под постмодернизмом понимается глубокое сомнение в возможности исторически нового, которое свойственно практически всем авторам постмодерной эпохи – в отличие от авторов модернистской эпохи, ориентированных на новое.

Переоценка ценностей посредством инноваций или же с помощью иной трактовки, интерпретации делают вещи из Другого – объектом культурой ценности.  Однако та же роскошь насквозь может быть совершенно профанной в силу того, что сочетает в себе два слоя культурного смещения, где труд воплощенный в роскоши поглощает ценность труда низводя роскошь до состояния предмета который не может быть принят как жертвенность при ритуальном обмене культурными ценностями, которые время от времени происходят. Все человечество погружено в состояние наблюдения, ибо автор, в новейшем времени, выносится за скобки произведения и отчуждается от собственного творчества  – между полюсами острого культурного ценного и Другого, профанного. То или иное описываемое, интерпретируемое, как профанное в момент интерпретации переходит в состояние культурной ценности и наоборот. Опять же если то, что берется к рассмотрению включает в себя напряжение двух слоев и находится на границе особо сильного взаимодействия, в этом случае происходит превращение предмета либо в профанное, либо, как уже сказано, в ценность, тем самым попадая в архив (если рассматривать именно культурную ценность).

Экономическая логика переоценки ценностей – это логика самой культуры. Культура –  это всегда иерархия ценностей. Каждое явление внутри культуры подтверждает или опровергает эту иерархию – или, большинстве случаев, подтверждает и опровергает одновременно.

Про интерпретацию:

Но и интерпретация – это тоже результат определенной культурной практики, которая сохраняется в виде текста. Если интерпретация кажется новой и ценной, это будет иметь определенные последствия для объекта интепретации – но не наоборот.

О моде.

Мода носит радикально антиутопический и антитоталитарный характер. Ее постоянная смена свидетельствует о том, что будущее непредсказуемо, что оно не может избежать исторических изменений,  что не существует универсальных истин, которые были бы в состоянии полностью определить ход будущего.

Человек сегодня во многом является жертвой теории исходных дифференций. Он жертва представления о том, что сам по себе и без всяких дополнительных усилий является уникальным, отличается от всех остальных людей на каком-то внекультурном, аутентичном уровне. 

О разграничении.

Посредством инноваций художники и теоретики одновременно преодолевают внутреннюю ценностную границу, разделяющую их самих как людей, живущих в пространстве обыденного, и как субъектов ценной культурной деятельности. Таким образом они соединяют свою собственную жизнь с культурной историчностью.

Это малая толика того, что хотелось бы процитировать. Лучшей цитатой, наверное, будет полное погружение в материал книги. По прочтении вы как минимум попадаете под обаяние автора и его выводы. Путем прочтения, ознакомления данного эссе – происходит не только обогащение вас как читателя новым, но и вы автоматически попадаете в поле культурного вечного течения.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.