Перейти к контенту →

А. М. Топоров. Крестьяне о писателях.


Молодой сельский учитель Адриан Топоров в им же созданной коммуне «Майское утро», что находится неподалеку от Барнаула, 1920 по 1932 годы ежедневно проводит с малограмотными или неграмотными вовсе крестьянами читки мировой и отечественной художественной литературы.

Таково начало книги. У материала книги весьма детективная история. Книга издавалась в предвоенные годы, потом книга изымалась как неугодная и как слишком откровенный самостоятельный дискурс в стране, где все решает комитет и царь батюшка, пусть в обличении коммунистического руководства. Рукописи были утеряны, автор пытается их как-то разыскать, но материалы были сожжены фашистскими налетами. Удивительным образом в разоренном Ленинграде, уже после войны были в архивах найдены записи, авторские(!). Архивариусы своевременно оценили ценность рукописей, и автор получил их в распоряжение.

Что из себя представляет книга? Читки происходят каждый день. Выбирается какое либо произведение, зачитывается в течении некоторых вечеров. Книга, или текст может быть прерван слушателями, это жители ближайшего села, в последствии и прилегающих сел приходили на читку, никакого ограничения по высказанным мыслям не было, кроме крамольных, и вне текстовых. Автор, Топоров, ставил цель — разбудить крестьян на высказывание своих мыслей относительно прочитанного материала. Это была уникальная школа, уникальный и, пожалуй, единственный эксперимент до сих пор. По прочтении произведения люди могли высказаться, все разговоры Топоровым были стенографировать во время обсуждения. Люди изнутри, даже не умеющие писать и читать, очень тонко чувствуют фальшь, тонкость, фактуру, ритм текста, стихов. Бесценным остаются их мнения в свободном высказывании. Топоров просит критиков говорить своими словами, не пытаться высказываться вычурно, критика максимальна народная, беспощадная даже к великим классикам литературы. Крестьянина на земле, малограмотного, невозможно подкупить хвалебными отзывами о произведении напечатанных в журнале. Перед читкой Адриан не читает критическую статью из официальных источников, дабы мнение слушателей не было «подмазано» под хвалебную статью. Исключительно честное ощущение литературы. Удивителен язык которым выражают свое согласие, или критику люди. Удивительны переходы в сравнениях героев с ныне живущими, или рядом жившими людьми. Деревня, — так именуют себя жители, либо принимает произведение, либо отвергает его. Выражения которыми выводят критику люди деревни — неподражаемы, настолько они подчеркивают лаконичность мышления и четкость понимания. Язык изъяснения настолько богат, подчеркнуто местечков и самобытен, повторюсь, я сделал кучу закладок в книге, ибо невозможно не вернуться к выражениям и сравнениям. Язык почти позабытый, слова для современного читателя могут быть даже не понятны, если нет пояснения, или если выпадают из контекста развивая мысль. Еще одна деталь. Все герои книги воспринимаются практически как прототипы настоящих людей, все ситуации рассматриваются как действительные, не выдуманные, а пережитые автором. Это картина изначальна. Далее, по мере читок и большего погружения крестьян в литературу, в понимание сюжета, ритмики, оттенков, герои становятся, как и положено, произведением выписанным в характере придуманного действующего лица. Однако автора они, практически, до конца воспринимают как человека пережившего все ситуации описанные в книге. Оценки выносимые людьми к некоторым, действительно культовым и «верховым» авторам и их произведениям, удивляют.


 

Опубликовано в Литература

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.