Перейти к контенту →

Опустошитель. #13. Часть -Труд.


Шизофрения от издательства Опустошитель. Труд разделенный на Капитал, или все же Капитал разрывающий Труд на две части? Журнал распадается на две составные части, как братья двойняшки имеющие часть каждого в себе и при этом совершенно индивидуальны. Содержимому части Труд тесно в рамках одного тома, интригующий мертвый текст от Эмманюэля Каррера с впечатляющим наркотиком-текстом Усы. Отбросив первый том опустошителя #13 Труд, погружаюсь в интригу опустошителя #13 Капитал. Вы до последнего момента будите спрашивать себя — так, кто же сошел с ума? И только последняя сцена, словно очищение кожуры яблока, ставит все на свои места. И еще долгий шлейф впечатления от прочитанного не дает вернуться  к исследованию оставшегося материала первой части.

Я понимаю издателя Климова когда он делит выпуск на два журнала, это оправдано с одной стороны — коммерчески (Капитал), это так же оправдано и эстетически. Библиотека пополняется вкусным томом инверсионной литературой. Библиотека делится как вводном слове номера Труд. Что внутри? Ужастики? Или все же тексты которые будут окончательно в вас утверждать двойственность и повергать вас к разделению собственного взгляда на вещи о которых не принято задумываться?

Об ужастиках. Франц Кафка. Сторож склепа. Вы уверенны, что живете среди живых? Приятная отсылка к моему взрослению, когда я зачитывался не только классикой американской фантастики, но и всевозможными ужастиками и мистическими текстами, которые, словно вода, прорвали плотину и вылились на прилавки магазинов по копеечным ценам, освобождая территорию складов для туалетной бумаги и банок с огурцами.

Ролан Топор в выпуске журнала Труд. Вот насколько он вписывается в труд? И каков этот его труд? Вопрос останется висеть в воздухе, словно автобус над бездной, или все же рухнувший? Все же дети должны умереть, что-бы возмутить спокойствие ума сочным трешем «Урок в бездне». Либо вы смеетесь как умалишенный, либо посылаете проклятие автору. Я в обойме первых.

Архивная часть представлена главой из книги Андре Жида «Возвращение в СССР». Абсолютно удивительный чистый текст, насколько он может быть объективным и ностальгическим. Понравилось весьма-с.

Журнал с каждой страницей все больше и больше вскрывает заданный вектор, заданную тематику Труда. Климов сердится и ругается, Климов зол. Причина: Артур Краван боксер мотающий на кулак не бинты, а любовные сопли; дебилы от буржуа в Каннах, высмеянные Дугиным за неприятия «фашизма» Ларса фон Триера; Андре Бретон как фальшивка сюрреализма.

Мистификация работы , труда палача, через миф, королевскую особь, через смерть самого палача, через раздвоение, как и журнала, личности Анатолия Дебле в статье Социология палача за авторством Роже Кайуа. Весьма любопытен витиеватый рисунок статьи. От личности реального палача, через миф, сказания, к королевской семье, к филологии господина из Парижа, к секир башке Марии. Труд палача  — это труд выжить среди огромного количества людей в полной изоляции и неприятия палача как человека равного окружающего общества.

Атомной бомбой является подборка статей, действительно по теме труда, от Юлиус Эвола, Дмитрия Хаустова, Алексея Лапшина и Александра Дугина.

Эвола, Труд, Одержимость экономикой — для меня это манящий огонек приобрести его работы. Время от времени на глаза попадаются всевозможные его статьи, не могу не восхититься рассуждениям, которые обречены быть открытыми исключительно по воли случая. К сожалению такой материал в школе никогда не будут давать. По сути — это будет подрывом устоявшегося строя капитализма и барыжных отношений современности.

Безо всяких обиняков следует заявить, что экономика и экономический интерес как средство удовлетворения материальных потребностей, искусственно увеличенных сегодня, для нормального человека всегда играли играют и будут играть лишь подчиненную роль. Необходимо признать, что помимо экономики существует уровень высших политических, духовных, героических ценностей, на котором не признается и даже не допускается деления на чисто экономические классы, где нет ни «пролетария», ни «капиталиста».

******

 Ранее мы уже говорили, что восстание масс во многом было спровоцировано тем, что всякое социальное различие целиком и полностью было сведено к экономическому неравенству. Под знаменем антитрадиционного либерализма ничем не ограниченные и лишенные всякого высшего значения собственность и богатство практически стали единственным мерилом общественного положения.

******

 Так, с полным правом можно утверждать, что пресловутое «улучшение социальных условий» следует рассматривать не как благо, но как зло, поскольку расплатой за него становится порабощение индивида производственным механизмом и социальным конгломератом, вырождение государства до уровня «государства труда», исчезновение всякой качественной иерархии, омертвение всякой духовной восприимчивости и «героической» способности в самом широком смысле этого слова.

******

Здесь следует выявить еще одну болезненную навязчивую идею экономической эпохи, используемую как один из ее главных лозунгов. Мы имеем в виду современное суеверное поклонение труду, свойственное отныне не только «левым», но и «правым» движениям. Подобно «народу», «труд» стал одной из неприкосновенных святынь, о которой современный человек осмеливается говорить лишь в возвышенных выражениях. Одной из самых жалких и плебейских черт экономической эры является этот своеобразный мазохизм, заключающийся в прославлении труда как этической ценности и основного долга, причем под трудом здесь подразумевается любая форма деятельности.

По моему это откровение, которое до сих пор актуально, и видимо будет еще не скоро воплощенно в жизни, а жаль….

Полностью текст журнала можно найти пройдя по ссылке или же, как это делаю, предпочитая бумажную версию, заглянуть в книжный магазин. Опустошитель #13/ТРУД 

Очередной номер Опустошителя остался не ровным, но в свете моего изучения Общества Спектакля, Труд #13 дал мне неоценимый ориентир на некоторых авторов. Одним из них, ранее уже называл-  Эвола, и человек из России, к которому я достаточно субъективно/предвзято отношусь — Дугин. Видимо наступает время познакомиться с ним поближе и подробнее с его трудами.


 

Опубликовано в Литература

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.