Бодрийяр Жан. Симулякры и симуляция.

16.10.2017   |   by Андрей

Первоначальная причина покупки книги – это аннотация и реклама того, что Бодрийяр своим трудом был вдохновителем авторов кинотрилогии – Матрица. Вопрос спорный. И я не нашел там матрицы, если забегать вперед. Помимо отличных цитат которые я мог бы тут привести, еще подумаю над этим, я бы сказал, что текст Жана навеян и очень сильно, как мне кажется, работой Ги Дебора “Общество Спектакля”. По крайне мере об этом шедевре есть прямое упоминание. По большому счету, наверное, следовало бы прочитать эту книгу еще раз. В конце книги есть словарь используемых терминов. С одной стороны удобно, с другой, Бодрийяр использует некоторые определения несколько иначе.

В конце своей статьи я дам ссылку на удивительно хорошую рецензию найденную мной на просторах литературной соц. сети.

Начну по порядку, как я понял, прочувствовал книгу. Вообще структура книги составлена следующим образом. Бодрийяр описывает теорию, и далее он ее раскрывает в контексте культурологического примера. Это удобно, и при этом сама теория симулякров и симуляции очень хорошо дополняются материалом который расширяет теорию. Есть в этом еще и одно НО, Жан время от времени, по ощущениям, отдаляется от тематики и/или начинает ее искать манифестируя свою точку зрения через призму политических пристрастий, либо, эстетического мировоззрения.

Симулякр это современная абстракция подменяющая столь идентично оригиналу, что сама симуляция подмены становясь оригиналом, удаляет этот оригинал из реальности. И, в конце концов, даже симулякр как очевидная скрывающая суть – выпадает из реальности переносясь в гиперреальность. Что это значит? Что бытие и отражение слились воедино уничтожив вообще понимание сравнения. Появляются некие знаки определяющие воспринимаемое. Это точнейшая копия разложенная настолько точно имитирующие фрагменты, что выпадает вопрос о сути, сущности. Тут Бодрийяр рассматривает симуляцию болезни и саму болезнь. Если симуляция точная копия болезни – то возможно ли ее приравнять в самой болезни. Очевидного ответа нет. Или есть? Если копия неотличима от оригинала, симуляция болезни не отличима от самой болезни, то что считать настоящим? Или  – можем ли мы имитировать симуляцию болезни? Далее, возможно ли симулировать имитацию? Вместо Болезни подставим состояние психики. Некто симулирует больного психопата настолько точно, что … опять возвращаемся в вопросам. Переход в религию. Икона это симулякр бога, мы не можем судить о боге не видя его, но его подобие – симулякр, намного реальнее самого творца.  Тут возникают знаки, иконы как образ – множится, симулякры увеличиваются и становятся единственным объектом, ориентиром восприятия. По сути репрезентация бога –  это картинка на дереве.

Далее фазы развития образа симулякра как самого себя. Пропускаю. Гиперреальное и воображаемое – тут рассматривается Диснейленд. Это переплетение различного рода и порядков симулякров. Где мир будущего и пираты соседствуют с мультяшными героями и представлениями о разных национальных территориях (индейцы, эскимосы). Все это большая подмена. Инфантильный фон, огороженный словно концлагерь, ложная идеология, ложная репрезентация. Тотальное сокрытие реального.

Политический аспект теории – тут напрямую надо читать Дебора и его Общество. Дайатрайб о политике где капитал по сути является стержнем  – вызывает восхищение.

Капитал – это чародейство общественным отношений , это вызов обществу, на который и отвечать надо соответственно. Капитал – это не скандал, который следует обличать с позиции моральной или экономической рациональности, это вызов, который надо принять согласно символическому закону.

В массовом потреблении, по мнению Жана, так же и политическая власть, которой больше нет. Власть – это симулякр который обслуживает и вступает/ выступает в виде товара, в мире потребления. Далее идет дискурс о сексе и работе власти и идеологии, где все становится заменяемым, все переходит в симулякр. Человек бежит на работу. Работа становится таким же товаром, одиночество вне реальности, она подменена, обречена душить человека, взамен ему предоставляется возможность приобрести время на работе. Секс уже не гарантия отношений, секс становится симулякром. Неким знаком социальности заменив настоящесть.

Ядерная угроза. Пожалуй самый наглядный пример манипулирования человечеством и созданием симуляции опасности. превращая саму суть страха в симулякр. Ядерный взрыв  – демонстрация невозможного, ибо невозможно решение применения ядерного оружия, но картинка взрыва, картина судьбы как морковка перед осликом. Страх питает и дает разрастаться картине которой никогда не будет.

…под предлогом серьезнейшей “объективной” угрозы и благодаря этому дамоклову мечу  затевается мощнейшая система контроля, которая когда-либо существовала, и постепенная сателлитизация всей планеты с помощи гипермодели безопасности.

Далее в работе идет перечень и обсуждение теории на таких предметах как кинематограф (вспоминаем работу Делеза), холокост, Китайский синдром (опять цитата о симуляции ядерной катастрофы, как движущая сила кампании по апотропии/запугивания). Отменная статья о кинофильме Кополлы “Апокалипсис сегодня”. Здесь и далее в статьях уже необходимо иметь представление о первоисточнике, что бы следить за мыслью и развитием. У меня было пару глав, где контекст был упущен в связи с тем, что автор предполагает наше знакомство с предметом обсуждения. Еще одна мысль: массовое производство -это не изготовление  большого количества чего-либо – это изготовления масс потребителя.

Логичным, после всего сказанного автор высказывается о гипермаркетах как о точках вокруг которых развивается город. Критика? Очередной симулякр. Бездуховность, рационализм подмененный массовостью, разложенные на полках товары – автоматизм выбора, как отсутствие выбора. Выбор – это иллюзия, еще один симулякр. Средства информации, реклама – фальшь.

Фантазм голограммы – попытка фиксации реальности, нарцисизм и двойственность в мельчайших деталях, двойственность в мельчайших частицах – чистокровный симулякр, вычеркивающий право бога быть автором, единственным, творения.

Сумасшедший по органичности и удивительный по анализу текст главы фильма “Автокатострофа”. Изначально смотреть, потом читать, хотя, в свете теорий относительности, и симуляции – можно и читать, а потом смотреть. Помимо рассмотрения теории, получил эстетическое удовольствие от рецензии фильма.

Завершает книгу глава о Нигилизме. Тут четкая позиция автора, я бы даже сказал, личностная. Если во всей книги он присутствует третьим лицом, то здесь он непосредственно говорит от себя.

Я констатирую, я соглашаюсь, я принимаю тотальны процесс деструкции очевидного (соблазн очевидности) в пользу смысла (репрезентации, истории, критики и т.д.), деструкции, являющимся основополагающим фактором XIX века.

Ссылка на очень грамотное освещение данной книги, рекомендую перед прочтением изначально ознакомится с рецензией. 


 

Leave Your Comment

%d такие блоггеры, как: