Александр Ласкин. Гоголь-моголь.

04.10.2017   |   by Андрей

Гоголь-моголь – это что-то что в одном стакане (рецепты разные), но при потреблении каждый ингредиент чувствуется отдельно. Так и главы в данной книге. Составляют одно общее жизнеописание художника Альфреда Эберлинга, и в то же время рассказывают каждое свое. Каждое свое – это и любовница Альфреда, известная и популярная балерина Тамара Карсавина, и ее первый муж, и любовница мужа, художественная богема до и после революции, увлечение Эберлинга фотографией, его Италией, его ссылкой и ампутация ноги. Жизнь промелькнет быстро, и в ней будет очень много кадров, запечатленных не только на Кодак, но и в письмах. Стиль писем будет меняться от времени и страны пребывания, но шарм  и утонченность – останутся. Это очень интимная книга по сути, вторжение именно в очень близкую орбиту художника, где Сталин и Ленин, и Николай Второй будут полотнами жизни страны и обстоятельствами подданных той земли на которой находилась страна. Петроград незаметно нырнет в блокаду Ленинграда и сменится Алтаем. Париж – как место ученичества будут проданы взамен Италии и ее теплому климату. Фатальность любви, разлуки – останутся для романов книг.

Легковесный стиль повествования, где черной тенью висит гений Гоголя, выставляет текст пошлым и вульгарным. Заигрывание панибратское и вычурное с классиком, словно шинель не по фигуре, отвращает от книги делая ее неприятно-читаемой. В какой то момент кажется автор издевается и глупо высмеивает обстоятельства жизни и личность художника. И только в эпилоге проявления истинности чувств признания и любви автора к художнику, в картинах быта и попоек учеников Эберлинга – говорит о том, что автор не глумится, просто он избрал стиль повествования совершенно идиотский.


 

 

Leave Your Comment

%d такие блоггеры, как: