Альберто Моравиа. Конформист.

11.09.2017   |   by Андрей

Некоторые психологи утверждают, что конформизм – это даже не плохо, это своего рода защитная реакция человека, когда на карту выживания поставлена собственная жизнь. Мы каждый раз переживаем момент серости, когда пытаемся мимикрировать в толпу, в общество, в доминирующий социум. Наш нонконформизм ярок во время становления, заявления себя как личности готовой войти во взрослую жизнь. Из ребенка мы выпрыгиваем в сложную, компромиссную среду. Эта среда, – жизнь – выживания, где нам необходимо найти самих себя, идентифицироваться и остаться в контексте той внутренней личной свободы, которая дана нам.

В романе Моравиа – война, фашизм – лишь ширма, театр действия героя. Живущий в отрыве от детского общества, попадающего в школу, Марчелло (герой романа) не умеет выстраивать отношения. В общество он приходит с уже сложившимся внутренним убеждением о своей ненормальности. Вся последующая жизнь его будет дорогой и развитием его “нормальности”, где совращение его педофилом, убийство на втором свидании взрослого развратителя ребенком, до этого –  убийство и наслаждение от смерти убиваемых жертв животных (ящериц, кошки), сумасшедший отец, мать, которая внимает только своим капризам, все это формирует стойкий поиск “нормальности”, бегство от себя. Это защитная реакция человека “быть как все” –  будет преследовать героя даже в семейной жизни. Нормальность – это что? Каждый раз мы задаем этот вопрос и себе. Во всякой ситуации и при принятии решения каждый из нас будет, с оглядкой на сторону, спрашивать себя – это нормально? Нормальность тут приравнивается к правильности, к усредненности, к массовости это = конформизму, что есть выживание. Массы скандируют в экстазе фашистскому диктатору, потом массы топчут диктатора. Массы вешают королей, спустя время народ требует восстановления монархии. Для Марчелло проявление конформизма становится абсурдным. Он смотрит на такого совершенно обыденного старика и его удивляет, что тот вызывает в нем чувство брезгливости и отчуждения. Даже в понимании конформизма – герой смущен. Абсолютизирован в понятии. Его жена – очень типична. Его одежда – типична, как у всех. Как у всех у него практически все. Мир преломляется в идеализированную массовую “нормальность” внутри героя, вызывая противоречие с обыденной и, такой, реально разнообразной жизнью.

Сюжетная линия проста. Он исполнитель государственного фашистского правительственного приказа отправляется под флагом медового месяца из Италии во Франции для последнего поцелуя, поцелуя Иуды, показать мясникам и убийцам своего бывшего учителя, активиста, антифашиста. Париж город смущения и любви. Моравиа прорисовывает напряженную линию взаимодействия лесбийских наклонностей жены профессора, преданность собственной жены, внутренний конфликт между желанием обладать чужой женщиной и очищением через смерть профессора от своего прошлого, где реальность совратила его на всю жизнь. В конце романа убитый совратитель встречает Марчелло в парке, он выжил, проклятие прожитых лет ненужный груз, и как свет в будущее – начало с чистого листа. Но, будущего нет, пути, как не беги – написаны. Смерть в поездке, в бегстве  – как усталая точка всем этим метаниям и поискам. Это грустная точка, такая печальная, словно с главным героем мы укрываемся травой теряя остатки крови, где в застрявшем, нашем теле, метал крепко приковывает к земле, которая спокойно и совершенно “нормально” готова принять нас в свое лоно.

 


 

Leave Your Comment

%d такие блоггеры, как: