Перейти к контенту →

Кетцалькоатль. Пернатый змей. 1996 г.


Словно со старого половика, — из своей памяти, — я продолжаю выбивать пыль историй жизни, которая засела драгоценным мусором, для всех тех кто причастен к этой залежи прошлого.

1996 год. Три года прошло как нити судьбы связали меня с Маклаем. За прошедшие три года наши отношения эволюционировали в водочно-творческие вечера. В августе 1996 года я прибываю в Кызыл-Аскер, Красный воин, один из районов Бишкека. Там вотчина Маклая. Его родительский дом стал, на некоторое количество лет, не просто историей где собирались удивительные истории и события, но и появлением его второго сына. До рождения отпрыска оставалось 2 месяца, хотя мы ожидали его раньше, но момент его появление  — это целая история не одного дня, это иная часть воспоминания, о ней, возможно, в иной раз.

Август 1996 год. Сухой и душный день. Жара. Я в белой рубашке, в больших кожаных ботинках на резиновой подошве, в гостях у Маклая. Со мной Серега (дядя Сеня) и Алексей (Борода). Мы прибыли пить водку, общаться. На пороге я встречаю Маклая с горящими глазами. Он повествует, что записал магнит альбом, в домашних условиях. Магнитофон двухкассетный, со встроенным микрофоном. Еще до прослушивания узнаю, что варианта альбома.

  • Сначала я записал песни, говорит Маклай, потом прослушал и понял, что ты любишь по-динамичней и быстрее, вообщем я приготовил тебе версию с более быстрым темпом.

Именно эту запись мы и слушали. Кассета была подарена и весьма долгое время оставалась не оцифрованной. Несколькими годами спустя, более 10 лет, весь архив аудио записей Маклая и данная кассета был отдан автору, который и его и оцифровал.

Альбом назывался «Кетцалькоатль. Пернатый змей». Два года спустя, после того, как был оформлен фолк-бард проект «Дамбыр-Таш», хотелось полностью восстановить и переиграть все песни. Часть песен была отрепетирована и сыграна в акустике и на сцене андерграунд клуба Текила Блюз. Пожалуй эта работа верх творчества, именно того кондового, без примеси бардового Маклая которого я узнал 17 декабря 1993 года, и полюбил после песни «Гондор».

Спустя 16 лет, переехав В Питер,  я создал страницу посвященную моему другу Маклаю. Сегодня заглянув, я  обнаружил, что в ту пору тоски по прошлому, я достаточно активно вел дневник, записи на этой самой странице. Вот одна из первых цитат:

Я шел по слякоти декабрьского снега и оглядывался в поисках транспорта, не увидев, шел дальше. То же самое делала девушка в розовом пальто, через 300 метров она сказала мне, что я похож на хиппи. Я был не против быть похожим на хиппи.

Сказала, что ее зовут Вика, я представился —  Андреем. Мы шли еще пару километров, она предложила зайти к Виктору, потому, что на вопрос что из музыки она слушает — ответила — Виктора. Я зашел, думал на несколько минут, оказалось на много лет… Мы сидели пили чай в комнате полной шкафов забитые книгами, не теми которые были у всех дома в советских шкафах, а какие то иные — загадочные, эзотерика! Со мной никто не говорил, кроме Вики и жены Виктора Елены (Елки), потом я его назвал Маклаем… Вечером перед уходом в гости всей оравой он взял гитару, и …это было 1993 году 17 декабря, стоял тёплый декабрь….он спел Гондор, это потом все прочтут книгу «Властелин Колец», потом снимут трилогию и придумают 3d кино, а тогда была деревяшка со струнами и голос, крик, нерв, надрыв, и песня.


 

Опубликовано в Былое Былое

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.