The SMASH (Тимур Алиев). Глава “Смерть”.


10 часов 38 минут, 21 сентября, понедельник 2009 год. 
43 секунды понадобилось Кубрину Евгению, что бы сказать, что я так и не успел встретиться с одним из тех людей, которые сыграли в моей жизни ключевую роль в том, какой я на данный момент есть.
 Умер друг Тимур Алиев, по прозвищу SMASH. (Стало дико грустно)
Я знаю, что не допишу все, что помню и что было между нами до конца, это около 15 лет, и у меня не хватит все описать, ибо помню я больше, чем могу изложить тут.

Попытаюсь вспомнить.
1993 год декабрь месяц.
Я в поисках чего-то, не то своей жизни, не то работы, просто гуляю уже несколько месяцев по городу, где нет никого, кто бы просто был, составлял мою перспективу жизни, встречаются люди, но все прохожие.…

Встречаюсь с Рыжим (Дестрактором – прозвище придумал Тимур) и идем гулять вместе, скорее просто от безделья.
К моменту этой прогулки я уже некоторое время тусуюсь в «сейтеке» на правах, или без права, быть каким-нибудь куском музыканта. Я не важный и ленивый басист. Там есть рыжий парень, в общем-то, не такой, что бы можно было назвать его прогрессивным. Но пока он единственный свободный человек в этой, для меня моей новой жизни после школы и два года блуждания  вырвавшись с района детства.
В поисках работы все-таки было решено зайти в центр детского творчества, что находится за рестораном «Нарын».
Там базируется молодежная группа, просто сбор людей, которые играют музыку. Кто они? Да, кто его знает, я просто прознал, что те, кто там репетируют, музыканты и возможно нас связывает то, что они тоже рокеры, слово, какое-то мертвое и избитое…
Мы приходим, сидим, где то в закутке, в будущем это практически мой кабинет, комната ночного сторожа и ночного директора той тусовки которая дала мне многие знакомства. Перемещаемся в актовый зал, малых размеров, все тут отдает Советским Союзом, как и все мы, только мы еще не в курсе, что мы возможно последние советские люди…
Ребята, а тут их пестрая тусовка, кто, чем занят, и на нас практически никто не обращают внимания, подходят, здороваются, тут становится интересно. Декабрь теплый и настроение слякотное. Запомнил Обитуру – он же Славик, наш будущий гитарист моего первого музыкального проекта который, как не странно создал Тимур. Через какое-то время врывается молодой человек, азиатской национальности, волосы торчком, отдаленно напоминает В. Цоя, глубоко в памяти всплывает, что я знаю, видел где то этого человека.
Одет был в штаны, пиджак ближе к телу – водолазка, скромно, даже стильно, не богато. Что сразу бросилось  – обаятельная улыбка, подкупающая, можно было слушать все, что он тебе врал и верить, потому, что он умел быть просто обаятельным. Подошел, представился, назвался Смешем, пошел здороваться с другими.… Взял гитару, к этому моменту Рыжый сел за барабаны и что-то там накидывал. Проверка музыкой, как потом выяснилось, Смеш стал играть Металлику, Рыжий подхватил, удивительно попав и уверенно отыграв несколько тактов, на лице Тимура – удивление, потом все сбилось. Потом, а что потом? Познакомились. Я представился, начались какие – то разговоры.  Я устроился работать ночным сторожем в это заведении, по ночам возникла тусовка и новая формация людей, которых связывало все – религия, наркотики, музыка всех тяжелых стилей и направлений, старые дружеские связи, мечты выпустить газету для молодежи (этим особенно сильно фантазировал Смэш), розыгрыши с милицией, просто посиделки, пиво и водка, таланты и бездари были среди нас, были студенты – будущие босы крупных предприятий нашего города, были талантливые гитаристы, впоследствии спившиеся. Были сатанисты как наши, так и с Украины, были свидетели Иегова, были бомжи и откровенные наркоманы, были чудики, верившие в Шри-ауробиндо, дзен – буддисты, панки, девчонки мечтающие классно спеть, были теоретические самоубийцы и постоянные практики, были медики, дети полей корейских, дети депутатов, просто инфантильные ребята, экспериментаторы с сознанием, взрослые дяди работающие в цеху с камнями и их подруги.
Посещали хиппи, мои школьные друзья, пили водку, глотали колеса, курили траву, может и чего посильнее  было, не знаю, на тот момент у меня единственный дефицит был общения и просто обычной жратвы. Всех сближало ВСЕ. Никто не задавал каких-то обидных вопросов, кто хотел, приходил, кто с чем, кто с музыкой которую трудно было достать, кто с маслом и молоком. Всем были рады и просто интересовались всем, книгами, нотами, группами, жизнью во всем и вся – золотой период жизни и новых связей, сложно переоценить влияние каждого из нас друг на друга.

Ночь, перевернувшая отношения.
К моменту этой ночи в 1994 года, мы с Тимуром создали проект, из которого он ушел так и не воплотив свой потенциал, он всегда сильно и быстро загорался, давай обалденный толчек, и направление, и так же  быстро сгорал и перегорал идеей. Мы репетировали и делали одну композицию, просто хотели играть, вместе или нет, наверное, вместе. Однажды его знакомый Тарас Хлыпенко, работающий на радоистанции «Алмаз», и делающий авторскую программу о гитаристах виртуозах, предложил сделать радиопрограмму  посвященную тяжелой музыке. Все возможности по записи демо программы были у нас под рукой, решено было спеть и сыграть синглы самостоятельно. Ночь была поистине творческой, забегая вперед, скажу – программа имела определенный успех и собрала еще большее количество людей таких же  одержимый, как и мы. Люди приходили и уходили, тусовка то сжималась, то расширялась. Записав синглы, расписав концепцию, роли и просто имитировав радио эфир – мы делаем запись с помощью двух магнитофонов и нашего незаурядного таланта, или возможностей. Программа была принята руководством, просуществовала достаточно долго и на тот момент была единственной в освещении всех новостей по тяжелой рок культуре, которую делали как мы, так и люди слушавшие ее. В ту ночь, мы настолько прониклись друг другом, насколько это вообще можно без ложного подтекста. Мы были, как не банально – единым целым, нет, мы были сами по себе, но вместе, это только притягивало, по-человечески. Впервые жизни у нас появлялись друзья, люди, которых мы сами выбирали без помощи обстоятельств школы, родителей или родственных связей. Мы стали понимать многое и в то же время ревновать к поступкам, и сердиться в непонимании одних и тех же вещей. Тогда внутри у меня не было еще полочек, на которых правильными рядками лежали все собранные книги, картины-мысли, переживания, взгляды, весь жизненный опыт еще даже не приобретал хоть какой-либо картины. Но уже тогда стало ясно, что у нас такой ночи возможно и не будет, такой, когда ты более 12 часов делаешь что-то и это что-то питает тебя. Когда уже смертельно усталый ты сидишь и смотришь, как рассвет смешивается с ядовитым оранжевым светом фонарей на оконечной остановке автобуса, где неприятно замершими кусками грязного снега лежит грудень.  Но нам надо было еще продержаться 4 часа, пока смена не придет. В эту ночь мы еще ничего такого не знали, мы просто жадно жрали все дни, которые проводили вне дома, потому, что наконец-то это была НАША ЖИЗНЬ, вот такая зависимая от всех и вся, но свободная в выборе какими нам быть. Таких ночей было не много и не мало, каждая была по-своему  бесценна, понять это можно только пережив. Нам выпало счастье иметь такое время и таких людей вокруг.
Зима 1994 года.
Выясняется, что у Тимура есть гражданская жена, не понравилась, но это его выбор, она будет в жизни тусовки мелькать по большей части весной и летом.  Сколько не пытался понять ее, не мог не принять ее сторону, не стал ей другом. Только один раз, уже долго после тусовки ЦДТ, я принимаю ее сторону, на тот момент Тимур погружен в наркотики –  закладывает обручальное кольцо, символ семьи и нерушимости союза людей, как выстрел, как предательство. Я осуждал, это теперь, когда прошло время, понимаешь, а может и не была она для него так близка и цена, что бы ради нее отказаться от порошка. А, золото, да, что золото, оно просто ценно как метал. Дни проходят практически в ЦДТ. Впереди весна – рассвет тусовки, её апофеоз….   Скоро мы все высыпим на улицу, и будет солнце, зеленая трава, футбол во дворе, новые люди, эмоции, а пока….  Мы готовим программу для отчета  нашей тусовки о том,  что мы занимаем место в этой конторе не зря, подтягиваем девочек из «Сейтека», одна из них влюбляется в обаяшку Тимура.  Начинается ничем не обремененный роман, просто секс. Отношения по 20 часов в сутки. Недосып у них дикий. Её мама понимает ситуацию и ситуация явно не нравится матери. Мы спим на сдвинутых партах, без подложки, это еще самый козырный вариант, иные ютятся в шкафу, сломанные пополам. На двух партах под серой, офицерской, шинелью, я, Смэш, Инна. Я настолько устал, что когда они занимаются сексом тут же, я просто этого не чувствую. Наше лежбище – дичь полная, каждый из нас с дефицитом веса по 10-15 кг и при этом на голых досках, кости боков ломит, но мы как приспосабливаемся, сдаем смену и едем в маевку кушать грибной суп у Дистрактора на дому. Мы бредим коммуной как хиппи в конце 60, бредим, хм….  Тогда было сладко мечтать, сейчас мы уже не можем позволить мечтать, ибо время такое, срочно утром на работу, обязанности, корпоратив, после работы – дом, где одиночество подстерегает тебя за каждой минутой, когда кто то есть рядом, еще терпимо, когда ты более 24 часов один, мозг начинает метаться…

Прервусь….
Наверное, не смогу поехать сегодня и вообще к Смэшу, да и к кому ехать? К горю убитым родителям? Не хочу видеть его который уже не он, боюсь покойников, хотя благородно себя объясняю нежелание ехать, мол, хочу помнить его таким, каким он был живым, и да, и нет. Сижу, пью красное вино, странно, но Тимур как то не проявлял каких то  интересов к выпивки. Его «коньком» был ДЫМОК, а порошок стал для него дьяволом. Это мешало ему быть Смэшем, тем которого мы знали. Он был Тимур, затворником, домоседом. Его мир был в нем самом, ему дано было быть изумительным музыкантом, но он просто раскидал все это по пути соблазнения и гедонии. Это был его путь. Мне 35 (записано в 2009) и к смерти отношусь спокойно, видимо так велено было, но вот, что-то предательское, в глазницах горечью щемит, и выдавливает. Как-то странно, что распускаю себя и начинаю всхлипывать, казалось бы, взрослый человек, и что? А, вот страх смерти, страх, того, что люди из твоего светлого прошлого уходят, напоминая, что через 30 лет процесс только ускориться. Страшно. Поэтому этот потрясающий осенний день я убиваю в вине, воспоминаниях и вечно депрессивном творчестве Ник Кейва. Буду сидеть, и ждать звонка Евгения, либо сам звякну.

Весна – лето 1994.
Смэш окончательно скинул с себя интерес вести радиопрограмму. Он в старом составе «Плохого Настроения». Старые песни, какие-то хиты.  Доступ к радостям жизни стал доступнее, тепло, из нас изливаются масса идей по проведению досуга, организовал плакат, на котором каждый зашедший гость расписывается и описывает свою социальную принадлежность, сейчас у нас в руках, мы на травке. Мы нежимся на солнце, во дворе ЦДТ, рядом Алиса – парень панк, совершенно не похожий на панка, такой приятный молодой человек, который своим видом меня не убеждает в том, что он вообще слушает рок музыку.  Мы рассматриваем плакат и смеемся, пытаемся угадать, кто это написал, как выглядел этот человек и т.д.  Приходят старые друзья Смэша, сейчас они верующие и в церкви, мы разные, они ограничивают себя, мы же свободны. Делаем фото на память….  Тщетно, точек соприкосновения нет.

Смэш и Тимур Алиев.
Для меня он был Смэшем, потом пришел Сенатор (дядя Сеня) и воскликнул гротескно передразнивая какую-то бабку –Смэш Тимур Алиев… Потом было время, когда Тимур пошел по тропе порошка, был Тимуром, и одновременно Смэшем. Это словно два разных человека. Одни тот, который молодой, творческий талантливый, безрассудный, но в доску свой, всегда без денег, и, даже постоянно в долгах. Когда произошло разделение? Точной даты не скажу, да и не стану копаться, зачем? Помню, как семья его оберегала. Для них он был просто Яшей, для нас – кто он для нас? Каплей в нашей уже большой и взрослой жизни, или океаном, вселенной без которой мы черной дырой была бы память о том кого нет? Так или иначе, я думал, что его не станет именно тогда, когда его бросились спасать от героина, тогда, когда его приковывали наручниками к трубе, тогда, когда его стали пичкать гашишем, что бы он хоть как то слез. Тогда для него легализовали в семье все его полузапрещенные возможности, которые он себе разрешил ой, как давно …. А сейчас кто он? Смэш? Тимур? Яша? Кто он для меня теперь? Конечно СМЭШ, а кто еще? И уже потом он фамилия и имя. Это потом его прятали от наших звонков семья, но змей был не в нас, а в носке в виде шприца для инъекций, от которых он покидал все здесь, и возможно был самим собой – никем, нулем, чего он хотел? Мне не нравилось вся глубина его увлечения. Яша… Наркотики находили даже тогда, когда он говорил, что не употреблял, но под заначками были дозы, ругань, домашний арест , все это было в 2000 тысячных, а до них 5 лет иной жизни, иных отношений, иного существования. У меня нет четкого разделения «ДО» и «ПОСЛЕ». Как-то я был на День рождения  Тимура – Яши у него дома, аскетично, скованно, мы к тому времени даже как-то и не общались по телефону, а тут он позвонил и сказал, что у него в январе день рождение. Был торт, был чай, тепло, семья его, свойственный только этой квартире запах. И не было контакта. Был  просто Тимур, был просто торт, просто мы. А ведь так хотелось, как тогда со Смэшем после тусовки прийти к нему во двор и чего то, пугаясь забить косяк, курнуть на морозе в 20 градусов, и поехать домой, позвонить ему и в плавленом виде чего-то там говорить….  Любимым местом диалогов по телефону была ванная комната у него в квартире. Он закрывался в ней, взрывал, и, открыв окно, и присев на подоконник блуждал мыслью и разговорами с тобой. Иногда не о чем можно было потратить очень много времени. Потом появились мобильные телефоны и, много говорить стало накладно. Странно, однажды я ему позвонил на пасху (в этот момент меня занесло на стадион Спартак, там был сбор праздничный религиозной конфессии), это было в 2007 году, прошло три года и, буквально в августе  2009 года я с ним говорил. Кто это был? Смэш, Тимур? Сейчас, да впрочем и на тот момент, уже было без разницы, мы стали более терпимы к прозвищам 15 летней давности, и совершенно спокойны к своим именам данным родителям. 
 


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Архивы

© 2017-2018 [ MINDSNARE ]
%d такие блоггеры, как: