Перейти к контенту →

Опустошитель #19. Свобода. Равенство. Братство.


Опустошитель #19. Под рабочим девизом «Свобода. Равенство. Братство.» открывается вводной статьей «Рана свободы». Статья немного смущает, ибо ориентир о свободе — это «Бегство от свободы», видимо это меня несколько сбило с вектора. Далее нарезка  Микро — меня расстроила своей газетной подборкой анекдотов. Словом журнал начинается с разочарования.

Квипроково.

Проза Климова, традиционно написанная в контексте заданного формата/девиза журнала, опять же в духе Вадима, вязкая, наркотическая, шизойдная. Этот перескок из жаркого пляжа в московский снег, этот ребенок напрокат — он какой, мнимый, виртуальный, это скрытая причина секса и его производное как помеха? Этот акцент на техническом аспекте поломанной коляски. Мир поломан, мир сосредоточен в двух желаниях, своем и своем, где 1+1 всегда = 1. Как не крути диск телефона, но палец застрянет как шлягер в мозгу. Перегрев в купе зацикленности музыки — псилоцибидный разворот, перефокус и определения желания. Все эти дети, или ребенок, женщина  — для меня остаются вторичны, они фон и контент жизни героя. Герой болезнен словно Идиот и втиснут в рамки современности, такой по московски вечной и унылой.

В этом номере журнала срабатывает принцип пословицы — Чем дальше в лес, тем больше дров. Материал с каждой новой страницей раскрывается во все более интригующее ощущение сюрприза. Если изначально было разочарование, то Вера Крачек с отличным рассказом «Кафе «Облава»  в духе  сериала «Черное зеркало»  удивляет и даже вызывает смех.

Нестор Пилявкий в извечной эстетствующей позе, манерен. Его обращение взгляда ну Кубу, остров продажности мужского тела очень мне напомнил фильм, практически списанный сценарий замененный пафосом социальность. Проза Пилявского больше радует в противовес его поэзии. Его интеллектуальный кураж местами силен.

Дмитрий Никитин с произведением «Страх смерти» — пожалуй в художественной интриге приковывает внимание больше всего. Читал с огромным интересом, нелепая смерть Озерова — взрыв смеха, истерика. Аналогия поедания пищи на поминках как поедание тела усопшего — 100% попадание в мой страх.

Жорж Батай.

Когда о писателе, поэте говорят слишком напыщенно и высокопарно, намного витиеватей, чем сам пишет автор — это отторгает от автора рецензии/статьи. Патока в адрес Батая такая, что хотелось поскорее пролистать и начать читать уже самого Жоржа. Некоторые удивительно умело заливают похвалами своего кумира, — до тошноты. Сам Батай понравился безумно, я даже не ожидал от себя такого вхождения в материал, хотя изначально чувство инфантильности текста не давало воспринимать текст. Однако Батай сделал невозможное — он меня заинтересовал настолько, насколько это может сделать действительно талантливый человек. Центральное место журнала!

Христианство характеризуется ужасом в качестве преобладающего чувства. В рамках христианства человеку запрещают или пытаются запретить быть охваченным насилием. Насилие рассматривается как зло, как то, что должно быть извергнуто прочь из человеческого существования. Всякое отвержение с необходимостью предполагает влечение. Ненависть изгнана вон: людям велено было любить друг друга. Отвержение и следующая за ним агрессия являются естественной необходимостью, поскольку непосредственно данный мир и далекая вселенная от края до края находятся во власти насилия, и поскольку нельзя всерьез представить, чтобы человеческая натура была здесь исключением, христианская установка разделяет это насилие, лишь в полной мере направив насилие индивида против него самого.

По моему это великолепно, и это только часть дискурса. Далее…

Агрессия не может быть ни ограничена, ни закабалена

«Загадка Гитлера» — от Алена де Бенуа — как попытка развеять миф о человеке Адольфе, попытка увидеть лидера нации как существо, между мечом и наковальней, в предначертанной ему истории. Материал полезен своим переосмыслением истории как таковой, и, как бы банально это не звучало, личности в этой истории. Увы это так.

Журнал Опустошитель силен триптихами о кино. В данной номере, и это справедливо, место было отдано не столько трем фильмам разных режиссеров, сколько нескольким фильмам одного маэстро. Статья о культовом режиссере Жане-Люка Годаре. Материал не просто вводит нас в атмосферу его фильмов, но и в контекст, в события, в перифразы, интеллектуальные цитаты, в подготовку и прозренческое видение Годара. Эта статья — это открытие для того, кто от мира кино далек, но для того, кто хотел бы думать смотря на экран.

Две отменные реплики в конце журнала принадлежать дерзкой Жули Реше, с ее хитрожопым плевком:

Нет, я не пропагандирую войну, геноцид детей и отмену терапевтических практик, не дождетесь. Я за светлое будущее, предполагающее уменьшение смертности, снижение уровня насилия, развитие медицины и прочий прогресс. Просто я посчитала необходимым напомнить, какие мы при этом отвратительно двуличные и безысходно жалкие.

Где ценность реплики в самой постановке вопроса — это браво.

И вторая, заключительная статья журнала — Алексея Лапшина  меня ввергли в восторг. Очень лаконично, предельно остро, жестко. Умно. Хорошо поставленные вопросы — это часть решения проблемы задающиеся в этих вопросах.

 


 

Published in Литература

Comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.