Сезон овец. Калинов мост.

29.04.2017   |   by Андрей

«Сезон овец» — шестнадцатый студийный альбом российской рок-группы «Калинов Мост»

Очень давно, давно хотел попасть на живое выступление группы Калинов Мост, с которой у меня самые мистические и, пожалуй, самые яркие ощущения и впечатления. Под песни этой группы мы пили много водки, под песни КМ мы говорили о жизни, мы ходили в горы, мы были жутко молоды, мы ходили хамить и драться, под песни мы орали ночи напролет. Наевшись жаренной анаши со сгущенным молоком я впадал в музыкальную прострацию под альбом “Дарза”. Под акустический “Ливень” я оставался один на один с собой. Под “Выворотень” я удивлялся простоте гитарной линии. “Травень” был для меня любимым альбомом. Песни Ревякина были  откровением, были сказкой, были стимулом познавать тайности языка, пытаться придумывать свои фонемы и тайные вязи слов. КМ на историческом изломе в стране, был сам изломан, песни были с болью и поиском. Потом наступили какие то совсем странные дни, все сразу стали взрослеть, наступила эра мумийтроля, сплинов и прочего новомодного и не менее интересного, но… На этом фоне Ревякин выпускает последний магический альбом “Оружие”. Дальше штиль, смена состава, череда альбомов которые можно было и не слушать, ибо либо Дмитрий был в поиске, либо мы ушли по другой дороге, словом – крест на КМ был поставлен из-за скучной и однообразной подачей, и образами. Христиализация поэта Ревякина пошла во вред творчеству. Пока были заигрывания с язычеством, былинностью и сказаниями славян – был вектор развития и интереса. Пришел к Христу – лекало каждой песни убивающая форма копирки.

Сегодня я слушаю очень не ровный альбом моей любимой группы “Калинов мост”. Комплекс советской аранжировки, мажорной подачи в мажорном же разрешении гармонии удивляют стойкостью музыкальной косности коллектива. Да тут есть оригинальные звуковые подачи проигрышей, да, я понимаю, группа не законодатель нового звука, да она и не стремится к этому после ухода Василия (гитариста всех великих альбомов КМ).

 

“Сезон овец” пожалуй интересен как прорыв в плане крепкого спаянного слова. Аранжировки вылизанны и залиты сладкими гитарными эффектами, за редким исключением.

Альбом открывается энергичной песней, напористой и с нервной вокальной линией “Правда проста”. Честная гитара, архаично космический клавишный фон давит , на всем протяжении альбома партия баса / звука – безупречны.

Тлела петля в сердцевине нутра

И гортань обжигал запах вьюги.

В холод раздет, но перечить узде

Позабудь.

Ржавые дни, высыхает родник,

Плесневеют плоды Кали-Юги

В страхе малюет огрызок

Узлы новых пут.

 

Калинов Мост – На Урал. Где-то пересекается с далее следующей песней  (Рокот рока), казацкая гитарная распевная, не впадающая в излишнию попсовость, с традиционным, скучным соло на гитаре, фоном клавиш, квакающей примочкой.

Душенька воркует у окошка,

Новый день веселия напрял.

Живы, добрались, дальше – чистый лист,

Здравы будем, батюшка Урал!

Небо над Москвою – серый студень.

Когда я услышал “Рокот рока” в исполнении Ревякина под акустическую гитару на радио,я  понял, Дмитрий жив и умеет жечь каленным словом. Слушал подряд часами на полной громкости петляя по серым улицам Петербурга. Песня фантастическая, очень острая, режущая клинком смысла, очень четкая и болевая песня, ЖИВ РЕВЯКИН. Потрясающая драматургия песни с включением детского хора – апофеоз мастерства. Набатное вступление и горними клавишами – как боевой клич…

Нам осталось жить пяток минут
И финиш, alles парень
Чёрствые коржи, в кулак сомнут
От Польши до Непала.
Номер получи
Горчит слюна, блестит слеза наглядно.
Выброси ключи,
Прощай Луна родного Фатерлянда.
Зыбятся пески
Моря кипят, камлает глухо бездна
Саваны узки
Земля опять трясется центробежно.
Формула проста – густеет кровь
В протоках зреют тромбы.
Взвешена узда, людской улов
Умножит гекатомбы.

Небо ало слезы льёт,
Пламя юное гори.
Судным жаром плавит лёд
Грозный рокот рока.

Выше братец нос – держи удар,
Прими дары сердечно.
Властно произнес твой государь:
Награда верным – вечность!
Хором наконец, узрим плоды,
Умойся конспиролог.
Внутрениий гонец ломает льды –
Путь к центру был недолог.
Залпом проглоти крутую соль,
Неважен резус-фактор.
Рвётся из груди на свет узор,
Искрит во тьме реактор.
Спутники ГЛОНАСС твердь бороздят,
Звенит спираль накала.
Будит силы в нас целебный яд –
Встречай бойцов Вальхалла!

Небо ало слёзы льёт,
Пламя юное гори.
Судным жаром плавит лёд
Грозный рокот рока.
Правду лезвий пьёт душа,
Без упреков без хулы.
Внемлет трезвый не дыша,
Грозный Голос-Логос.

Нечего терять –
Ущербный мир трещит в утробе свально.
Смертников отряд, покой умыл –
Трубит подъем дневальный.
Времени виток,
Что тот прохвост покрепче схватит шею.
Близится итог,
В прицеле звездном магмы рыть траншеи.
Быть или не быть? Пусть будет так,
Как прописали свыше.
В грохоте копыт – угар атак,
Печать астральных вспышек.
Только устоять, в заветный миг
И баста друг-амиго.
Северная стать, крест горемык
Натюрлих сбросят иго.

Еще одна эпическая песня – заглавная песня –“Сезон овец”, где слова перебивают любую аранжировку, насколько она может быть удачной или нет. В этом треке – музыка легла. Давно ждал от Ревякина столь откровенного, проникновенного и очень взрослого текста. Музыка на фоне смысла блекнет и отступает, остается подстилкой под стихи, приобретая формы столь удачно, что стоит оставить всю критику и просто погрузиться в океан Ревякина, форма и поза песни – трагична, депрессивна, зациклена. Когда она закончится, я перематываю на начало, и даже остаток песен в альбоме меня уже не интересует….

Прогноз не радует –
Наш век на ладан дышит,
До слёз диагноз точен.
Бунтуют атомы,
Без правил – громче, тише,
Центральный пульт контроля обесточен,
Шустрят подручные,
Закат остыл, тускнеет Имя, слепнут дети,
Реки излучина,
Желтеет фотоснимок, явь раздета.

Симптомы явные –
Конец спектакля близок
И нет сомнений в этом.
Делили пьяные
Судьбы чужой огрызок,
Но вежливый дикарь нарушил вето.
Рассчитан минимум благих щедрот,
Полна кормушка, включен счётчик.
Кристаллы инея,
Кого же взял на мушку зоркий отче?

Несуразности –
Живой мертвец
Бурно празднует
Сезон овец.

Пароли взломаны,
Под линзой микроскопа
Руда затей пустая.
Умельцы-клоуны
Фильтруют пыль раскопок,
Резвится планетарно сучья стая.
Строчатся рапорты,
Хранит свинец секрет эпохи в изголовье,
Ржавеют паперти,
Умылись хищно боги
Нашей кровью!

Маньяки-практики,
План невидимок стОит
Любых богатств Вселенной.
Мертвы галактики,
Клубится черной мздою
Погибельный мираж – в душе подмена.
Хлеба не вызрели,
Густой туман лобзает пашню,
Сохнет лоно.
Пугают выстрелы,
Штурмует небо
Башня Вавилона.

Несуразности –
Живой мертвец
Бурно празднует
Сезон овец.

Времен окалина,
Команды ждут убийцы
День гаснет экспонентой.
Клыки оскалены,
Трепещет голубица,
По знаку запылают континенты.
Зев крематория –
Погонят в печь немое стадо,
Смрад воскурят.
Конец истории,
Аккорд финальной даты
Сводит скулы.

Прогноз не радует –
Наш век на ладан дышит,
До слёз диагноз точен.
Бунтуют атомы,
Без правил – громче, тише,
Центральный пульт контроля обесточен,
Шустрят подручные,
Закат остыл, тускнеет Имя, слепнут дети,
Реки излучина,
Желтеет фотоснимок, явь раздета.

 

Альбом получился на грани социального манифеста, реакции на происходящее, попытки разобраться в своем отношении к окружающему миру и в стиле народного  напевного  ключа. Митьковско – скулящие, деревенско – ухабистые (Аки птица, Оплот, Всадники и тд) песни мне не понравились, остальные были процитированы.

Пойду ли я на концерт, смогу ли я найти в себе силы все таки встретится живьем с группой под чьим знаменем была спалена моя молодость? Наверное нет, ибо:

Закат остыл, тускнеет Имя, слепнут дети,
Реки излучина,
Желтеет фотоснимок, явь раздета.


 

Leave Your Comment

%d такие блоггеры, как: